?

Log in

No account? Create an account

f_husainov


f_husainov

Ф.И. Хусаинов


Entries by category: политика

Сергей Гуриев о страхах в России, ПриватБанке, ЮКОСе и «московском деле»
f_husainov
Интервью Сергея Гуриева:
-Основные экономические страхи заключаются в том, что в России не будет реформ, что будет сохранено статус-кво, что будет проводиться та политика, которая проводится сейчас и соответственно, будет стагнация.
Российская политическая система является главным тормозом для развития российской экономики. Это очевидный факт. Доминирование государства приводит к тому, что предприниматели боятся инвестировать, боясь репрессий со стороны так называемых правоохранительных органов.


Интервью Сергея Гуриева Ю.Дудю
f_husainov
     Очень интересное интервью Сергея Маратовича Гуриева Ю.Дудю о причинах своего отъезда, о российской экономике, о Гайдаре и Чубайсе, о пенсионной реформе, о фильме "Он вам не Димон" и о многом другом интересном. И о том, будет ли он министром в "прекрасной России будущего" :-).


 
     О роли интеллектуалов в 2013 г. в России: "Тогда ещё было не стыдно сотрудничать с властью", о будущем В.Путина: "Чем дольше авторитарные лидеры остаюся у власти, тем это опаснее прежде всего для них самих. (...) Думаю, даже 10-летнего запаса прочности у нынешней [российской] власти нет".

Лекция К.Сонина "Почему одни страны богатые...?" 14.09.2019 г.
f_husainov
     В субботу, 14 сентября в рамках «Умной книжной ярмарки» Rassvet Book Fair, организованной InLiberty, прошла лекция Константина Сонина, посвящённая ответу на вопрос - почему одни страны богатые, а другие – не очень?
     Лекция была посвящена обзору двух книг Д.Асемоглу (Аджемоглу) и Д.Робинсона, одна из которых «Почему одни страны богатые, а другие бедные» (более известная в мире как «Why nations fail») вышла в России в 2015 г., а другая «Узкий коридор» - ещё не вышла даже по-английски и «мировая премьера» книги, т.е. начало продаж в книжных магазинах состоится 24 сентября.


   
     Для начала К.Сонин отметил, что та формулировка лекции, которую опубликовали на афишах организаторы («Почему одни страны богатые, а другие счастливые») его не устраивает, т.к. он, как экономист, полагает, что богатые страны, обычно и самые счастливые. Затем, перед тем, как обсуждать книги, он произнёс небольшую методологическую преамбулу. Врачи, для того что бы лечить людей, ставят эксперименты на мышах. Примерно то же делают зачастую и экономисты: ставят опыт над какой-нибудь бенгальской деревней, а затем переносят выводы на все остальные страны. Но, тем не менее, как это ни странно, полученные таким образом лекарства, зачастую работают.
     Для затравки лектор дал краткие определения хороших («инклюзивных» в терминологии Асемоглу-Робинсона) и плохих («экстрактивных») институтов, отметив, что плохие – это такие институты, при которых прибавочная стоимость (да, да, именно этот марксистский термин использовал Сонин) создаётся всеми, а присваивается элитами, а хорошие – те, в которых народ может безболезненно менять власть, если ему не нравится как происходит распределение этой «прибавочной стоимости».
     При этом, если первая из рассматриваемых книг посвящена этим институтам, то вторая- «Узкий коридор» - посвящена тому, как происходит переход от экстрактивных к инклюзивным институтам.
     Затем Сонин коснулся важной темы- роли государства в работе этих институтов и того, как это влияет на экономический рост.
Если власть слабая, то в результате мы получим гоббсовскую «войну всех против всех» и у хозяйствующих субъектов не будет стимулов к производительной деятельности, т.к. собственность слабо защищена. В XX веке насильственные смерти коснулись 2% населения (и это с учётом двух мировых войн).
     При этом, в странах Африки, где не было никакого устойчивого сильного государства смертность составляла от 30% до 60% населения. В этом смысле, на каком-то этапе, появление «сильной» власти было шагом прогрессивным, резко снизившим процент убийств и усилившим защищённость собственности и результатов труда предпринимателя.
     Но есть и другая крайность: если государство становится слишком «сильным», таким как в т.н. полицейских государствах, то это тоже полностью блокирует экономическое развитие. И эта мысль, кстати, перекликается со вчерашним выступлением А.Б. Чубайса о силовых органах современной России, как «тормозе» экономического роста (Чубайс использовал метафоры педалей «газа» и «тормоза», где «газ» это предприниматель, «тормоз»- силовые органы, а Россия – автомобиль, в котором одновременно нажаты обе педали и в этих условиях как не улучшай бюджетные показатели, машина не поедет, поскольку сегодня власти нажали педаль тормоза до упора.)
     «Тоталитаризм, - афористично заметил К.Сонин, - это отсутствие контроля за государством со стороны общества».
     То, что происходит в России сегодня – с начала 2000-х годов- это усиление государства, оно является «реакцией на кошмар децентрализации 90-х годов». В 90-е, кто по-старше помнят, был случай боевых действий в Москве между МВД и ФСБ, правда без убийств, но с мордобоем и «укладыванием лицом в снег».
     Но сегодня этот маятник слишком далеко зашёл в сторону усиления власти. А, как знают экономисты, чем сложнее сменить политика, тем слабее стимулы людей и разным вещам, обеспечивающим экономический рост.
Если бы сегодня президент и правительство чувствовали бы давление со стороны избирателей и угрозу потери власти, то это бы сильно улучшило качество принимаемых решений.
     На этой шкале можно выделить два полюса- Северную Корею как пример абсолютно экстрактивных институтов и сильного государства, которое жёстко контролирует жизнь подданных и Ливан- как страну, где воюют все со всеми и практически нет сильного государства.
Мы, Россия, по этой шкале очень сильно сдвинуты в сторону северной Кореи, в сторону большего контроля и именно это блокирует наше развитие.
То, что происходит на московских улицах этим летом- митинги и пр.- это как раз попытка части россиян, москвичей чуть-чуть сдвинуть нас на этой шкале в другую сторону, это борьба граждан за увеличение инклюзивности институтов.
     Из этой реплики следует, хотя К.Сонин этого не произнёс, но это логически вытекает, что в этом противостоянии граждан и власти, граждане стоят на стороне прогресса, на той стороне, которая может вернуть экономический рост, но власти всех уровней довольно жёстко дали понять, что никакого роста и развития для строны они не допустят.
     В процессе ответов на вопросы, К.Сонин отметил любопытный момент: в России сегодня имеется очевидный и зримый конфликт между уровнем технического и технологического развития и архаичными политическими институтами. В сфере технологий, которыми пользуются жители нашей страны, Россия не выглядит слишком отсталой, но при этом чудовищный контраст с степенью отсталости нашей политической системы. «Уже давно нигде в мире за попытку избраться в местный парламент не сажают в СИЗО» отметил он.
     И закончил отвечать на вопрос он афоризмом: «При существующих в России архаичных политических институтах стагнация - неизбежна, а развитие – невозможно»

Сергей Медведев о миссии университетов
f_husainov
     Из поста в фейсбуке проф. ВШЭ Сергея Медведева:
     "... университет – место политическое по определению, это один из локусов рождения современной политики (и современности как таковой), наряду с парламентом, площадью, театром, кафе, клубом – но обладающий при этом высшим авторитетом, где-то даже большим, чем авторитет правительства и церкви, автономией и неприкосновенностью. В университете, как в храме, могут спасаться протестующие (как и было в Сорбонне в 1968м, где забаррикадировались студенты), на территорию университета запрещен вход полиции. (В теории, конечно). В университете неизбежно будут делаться политические заявления и формироваться политические пристрастия, потому что знание само по себе глубоко политично, ибо несет в себе отношения власти, как учил Мишель Фуко, если уж говорить о Париже 68го. Право политического высказывания и политической позиции -- это завоеванная веками корпоративная привилегия и часть университетской автономии
     Но здесь есть важная граница. Университет – это место политической дискуссии, но не политической организации, в бытность свою студентом МГУ в 1980х я достаточно насмотрелся (и, признаюсь, научаствовался) в работе комсомольских и партийных ячеек. В университете не должно быть никаких форм партийной агитации, принадлежности и учета, я первым сниму с информационной доски плакат Единой России и любой другой партии, включая разделяемые мной лозунги оппозиции. На прошлой неделе студент-заочник, сторонник ЛДПР, прислал мне неплохую работу по политической регионалистике, анализ высказываний Жириновского по федерализму в РФ, которая заканчивалась прямым восхвалением лидера, и я работу не принял и попросил ее переписать согласно академическим стандартам нейтральности и критического взгляда. Еще раз – политическому высказыванию, критике, оппозиционности – да, партийной политике и организации – нет".

Скорректирована программа развития угольной отрасли до 2035 года
f_husainov
     В "Коммерсанте" статья Н. Скорлыгиной и Е.Зайнуллина "Всё будет нарубись" о перспективах угольной отрасли и встрече президента с губернаторами угольных регионов.
     Цитата: "На встрече президента с губернаторами угледобывающих регионов стали известны новые параметры программы развития отрасли. К 2035 году, по оценкам Минэнерго, в РФ будут добывать 550–670 млн тонн угля, на 25–52% больше, чем фактический (и рекордный) уровень добычи в 2018 году. Большую часть этих объемов планируется отправлять железной дорогой на экспорт в страны АТР, для чего, по мнению и Минэнерго, и угольщиков, нужно активно развивать БАМ и Транссиб, обеспечивая неизменность тарифов и после 2025 года, до которого они формально согласованы. Однако независимые эксперты считают планы по добыче излишне оптимистичными.
     Скорректированная программа развития угольной отрасли до 2035 года предполагает увеличение добычи с сегодняшних 440 млн тонн до 550 млн или 670 млн тонн в зависимости от сценария. Об этом рассказал 22 августа глава Минэнерго Александр Новак на встрече Владимира Путина с губернаторами угледобывающих регионов
".

Интервью К. Сонина об экономических итогах 20-летия Путина
f_husainov
    Интервью Константина Сонина в программе "Особое мнение" (от 09.08.2019 г.)  на "Эхе Москвы" об экономических итогах 20-летия Путина и не только.
     Цитаты: "Это в каком-то смысле самое важное для роста. Без этого оптимизма большого роста не будет. Вот почему я говорю, что без больших политических изменений не будет роста (...) я думаю, что нет смысла говорить про иностранных инвесторов, пока есть десятки политзаключенных. Вот у нас, мне кажется, еще плохо проникло в сознание, особенно в руководстве страны, как это дико выглядит, что кандидаты на выборах находятся в тюрьме. Это такая дикость, которой нет, может быть, в 100 самых развитых стран это было бы дикостью. То есть в Латинской Америке нет такой страны, может быть, кроме Кубы, где были бы политические заключенные в таких масштабах. (...)
     Сейчас десятки кандидатов на выборах сидят в тюрьме. Вот сегодня продлили Яшину, Жданов в наручниках, Янкаускас. Это полная дикость.
     (...) Нужно какую-то дикую страну взять, какую Северную Корею. Даже в Венесуэле, в принципе, там у них полный мрак и экономическая катастрофа. Но у них все-таки мэры крупнейших городов — это представители оппозиции. В парламенте большинство у оппозиции. То есть у них мрак и развал, но это не то что, как у нас десятки людей сидят в тюрьме, то, что политические кандидаты в наручниках.
     Это у меня в каком-то смысле такой оптимизм происходит, потому что когда-то же они должны понять, что это дикость. Эта дикость. Последний раз столько политзаключенных было 60 лет назад.
     (...) мы видим, что-то типа второй половины XIX века еще до радикализации, когда общество еще требует жить по-другому, а царская власть, она совершенно была неспособна понять, что своими репрессивными методами, арестовывая каких-то там Герценов, то есть людей, которые просто разговаривали, они, в сущности, толкали людей какие-то революционные действия. Десятилетия заняла радикализация общества
."

Сергей Гуриев "20 лет Владимира Путина: трансформация экономики"
f_husainov
     В "Ведомостях" статья Сергея Гуриева "20 лет Владимира Путина: трансформация экономики".
     Цитата: "Но сразу после кризиса дискуссия об исчерпанности докризисной модели роста возобновилась. В январе 2010 г. мы с Олегом Цывинским написали для «Ведомостей» колонку «Сценарий 70-80», предупреждая о наступлении застоя и потерянного десятилетия роста. Мы предполагали, что восстановление цен на нефть до $70–80 за баррель приведет к созданию политико-экономической модели 1970–1980 гг. (более подробное изложение этого сценария – в первой главе книги «Россия после кризиса», изданной в 2010 г. в Америке и в 2011 г. в России). Так и оказалось: за 10 посткризисных лет (2010–2019 гг.) среднегодовой темп роста составил менее 2% в год".
     (...) Уже в 2013 г. ВВП вырос лишь на 1,8%. Последующие снижение цен на нефть, война и изоляция от глобальной экономики похоронили надежды и на реформы, и на ускорение экономического роста. Вместо 6% в год среднегодовые темпы роста ВВП в 2012–2018 гг. составили 1%. В долларовом выражении российский ВВП остался на уровне 2008 г. и теперь составляет не 3% мирового (как всего 10 лет назад), а лишь 2%. (...) Иностранные инвестиции сократились на порядок, а отток капитала ускорился. Всего за период 2014–2018 гг. он составил $320 млрд, или около 4% ВВП в год. (...) по прогнозу МВФ, средний темп роста российского ВВП в 2018–2023 гг. составит 1,4% в год. В долларовом выражении российский ВВП в 2023 г. останется на том же уровне 2008 г. (1,8 трлн), так что доля России в мировой экономике сократится до 1,7%".

20 лет Путина в анекдотах
f_husainov
     Статья Д.Травина "Двадцать лет у власти: Путин в анекдотах".

Есть ли в России частная собственность ?
f_husainov
     Уважаемый Анатолий Борисович Чубайс всегда говорил, что частная собственность, созданная в ходе реформ - это надёжно и необратимо. "Даже Зюганов- любил повторять Чубайс - не сможет лишить частной собственности".
     Тем временем частная собственность в России постепенно была упразднена.
     Когда случилась "ночь длинных ковшей" и в Москве, по приказу мэра ранним утром (без объявления войны) начали сносить малелькие павильоны и небольшие здания торгового, главным образом, назначения, стал очевидет тот факт, что частной собственности в России - нет.
     Ведь частная собственность - это-продолжение сбственника, это его часть, как рука или нога; это то, ради чего люди берут ружья и отстреливаются от тех, кто пришёл эту собственность отобрать.Как пел Егор Летов "Уходя в андеграунд я встречу винтовкой / Новый 37-й".
     Но никто не вышел с винтовкой и не стал отстреливаться. И даже в суд подали не все (хотя, потом суд и признает часть этих сносов незаконными).
     Выходит, что никакой частной собственности нет, есть лишь собственность, которую вам дали в пользование и в любую секунду могут отобрать.
     А вот ещё одна история про частную собственность: "Иркутского бизнесмена, предоставившего А.Навальному площадку для встречи со сторонниками, арестовали на пять суток." Этот человек организовал на своей частной территории встречу общественности с Навальным. И тот-то и оказалось, что частная собственность частной собственностью не является и он не может там организовывать встречи одних людей с другими.
     И этот кейс даёт нам хороший ответ на старый, но забытый тезис из учебников по теории права.
     Частная собственность - основа правового государства. В отсутствие частной собственности ни правовое государство, ни верховенство права, ни - по большому счёту демократическое устройство общества - невозможны. Даже левый Троцкий это понимал. «В стране, где единственным работодателем является государство, эта мера (Сталин через "Правду" открыто предписал местным органам не давать оппозиционерам работу) означает медленную голодную смерть. Старый принцип: кто не работает, тот не ест, заменен новым: кто не повинуется, тот не ест».
   

"АнтиСталин", доклад Екатерины Шульман
f_husainov
     23 июня 2017 г. в Сахаровском центре проходило мероприятие под названием "АнтиСталин". Первая часть (научная) включала научные доклады, вторая часть (культурная) - различные выступления в различных жанрах различных деятелей культуры. Я пошёл туда, собственно, ради первой части. Там были интересные доклады И.Архиповой (из РАНХиГС) и Кирилла Рогова, но самым ярким выступлением был доклад политолога Екатерины Шульман. Назывался её доклад - «Навязанная любовь. Зачем госпропаганда рисует рейтинг Отцу народов.». После окончания доклада публика долго аполодировали, как в театре. Я хотел тогда написать что-то вроде мини-изложения основных тезисов, да всё не было времени. А теперь уже нет смысла писать пост, т.к. во-первых, есть видео на ютубе, а во-вторых, есть статья Е.Шульман "Навязанная любовь" на "InLiberty", написанная по мотивам этого доклада. Причём в статье есть таблички с результатами разных социологических опросов, которые на слайдах были плохо читаемы, а в статье их можно подробно изучить.
     Что мне показалось вамжным в докладе?
     Во-первых, в докладе убедительно показано, что нынешний тренд на восхваление Сталина - это сознательная государственная политика, а не отдельные "случаи на местах".  Шульман говорит: "В чем функция государственной пропаганды? Ее функция состоит в том, что она, выступая с иерархически верхних позиций, задает некую норму. Она рассказывает аудитории, что правильно, что нормально, что вообще можно. Она создает тот фон, на котором люди понимают, что ходить с плакатом с изображением Сталина как минимум безопасно, если вообще не похвально. (...) Что это нормально, что это не наказуемо, а возможно и поощряемо. (...) Мы с вами должны смотреть правде в глаза и осознать, что мы имеем дело с государственной пропагандой и с государственным навязыванием определенных представлений о нормальном, приемлемом, хорошем, славном, великом и выдающемся. Эти представления находят отклик, поскольку они высказываются от имени власти и поскольку они опираются на некие действительно существующие запросы".
     Помимо этого, Шульман объясняет механизм этой пропаганды: "В принципе, конформизм — это психологическая норма. Можно печалиться по этому поводу, но тем не менее это правда. Человеку свойственно примыкать к большинству. Человеку свойственно сверять свое мнение с мнением, как ему кажется, общепринятым. Еще раз повторю: может быть, это не самое благородное проявление нашей натуры, но это признак психического здоровья. Для своей безопасности, для успешной социализации мы, люди, мы, социальные существа, поступаем именно таким образом. (...) А федеральный телевизор воспринимается у нас не как источник информации, не как источник новостей, а как голос власти. Люди слушают его именно так".

     Во-вторых, она объясняет зачем власти это нужно. Это очень просто. Я немного упрощу её мысль и изложу своими словами (и, возможно, немного разовью; рецензия - это ведь не только пересказ, но пересказ с развитием, размышлением и додумыванием).
     Мысль следующая. Наш  политический режим  хочет, с одной стороны быть авторитарным ("концентрировать власть и ресурсы в своих руках"), оставаться у власти и быть несменяемым, но, при этом не является полноценной автократией, не располагает правящей идеологией и возможностью ее навязывания. В этих условиях перед режимом стоит нетривиальная задача: нужно как-то убедить ту, активную, образованную часть граждан, которая обычно выступает сторонником демократии и инициатором перемен в том, что в отсутствии демократии есть свои плюсы. Например, к власти не придут левые популисты. Что для этого нужно сделать? Правильно, нужно создать обществу, народу, населению, избирателям такой жуткий, дикий образ, что любой демократ в ужасе должен отшатнуться от такого общества и провозгласить правительство на этом фоне "единственным европейцем".
     Назовём это явление, "синдромом Гершензона" (по аналогии с "Стокгольмским синдромом"). (Если кто забыл, в знаменитом  сборнике "Вехи", описывая сложные взаимоотношения между обществом (интеллигенцией), властью и "народом",  Михаил Гершензон писал "Мы должны благословлять эту власть, которая своими штыками и тюрьмами защищает нас от ярости народной").
     Соответственно у нынешней власти всегда будет под рукой отличный аргумент: она вытаскивает из коробочки, специально приготовленных по случаю специально обученного мотоциклиста, истеричного, брызгающего слюной режиссёра, монархического депутата и пару просто невежественных, но громких деятелей политики и "культурки", предъявляет их публике и говорит: "Вот эти будут принимать все решения, если допустить демократические процедуры". И, разумеется, на фоне этих, даже нынешние вдруг начинают выглядеть относительно более цивилизованными.
     Таким образом, власть решает важнейшую задачу: именно тот слой общества, который обычно и является детонатором буржуазной революции (и требует, то - отмены монархии, то - Великой хартии вольностей, то - отмены хлебных законов) сам начинает этой революции бояться. Тем более, что собственный опыт октября 1917 года так не похож на, например, "Славную революцию" 1688 года или европейские революции 1848 года. В итоге, именно те, кто должен быть источником перемен, этих перемен и боятся.
     И, кстати, развивая мысль Е.Шульман в другом, противоположном направлении, можно заметить, что и для людей с "левыми" (или точнее - "лево-консервативными" в нашей отечественной шкале) ценностями власть придумала такую же, но зеркально противоположную ловушку. Она (власть) активно использует риторику, похожую одновременно на риторику Чавеса и Ленина, Пободоносцева и Сталина, графы Уварова и Эдуарда Лимонова (кстати, история про то, как Путин перехватил все лозунги Лимонова, сделав самого Лимонова не нужным, это отдельная интересная история). И, благодаря этой риторике, все поклонники что Сталина, что Победоносцева ощущают Путина - "своим". И надеются, что он  таки станет Сталиным и начнёт ходить в шинели и сапогах, закурит трубку и "Герцеговину Флор" и расстреляет Миллера, Сечина, Сердюкова и прочих. А пока - они не протестуют против Путина, ждут, что он "сосредотачивается".
     И именно таким способом нынешняя власть делает себя устойчивой.

Ниже - видеозапись того доклада, который вызвал написание этого поста и ещё некоторые попутные размышления.



     

Свежий прогноз от Минэкономразвития
f_husainov
     Сегодня, 24.11.2016 г.  Минэкономразвития опубликовало у себя на сайте свежий "Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов".
     Предыдущий прогноз ("Сценарные условия, основные параметры прогноза...") был сформирован в апреле, как указано на титуле и опубликован 06.05.2016 г.)

В. Новодворская: "Ответ А.Илларионову"
f_husainov
В. Новодворская

Грани.Ру: Зависть

Утомившись загробной дуэлью с мертвым Егором Гайдаром, который уже ничего не ответит, ибо перешел в бессмертие, неоспоримое как для его друзей, так и для врагов, ежечасно поминающих его с пеной на устах, Андрей Илларионов решил выместить свое раздражение на двух еще живых либералах... Если Гайдар мог делать что хотел и, с точки зрения Илларионова, не сделал этого сознательно, то что же тогда государственный деятель Андрей Николаевич, допущенный в правительство даже при Черномырдине, не сделал сам того, что требовалось и чего не сделал Гайдар, которого прогнали уже через восемь месяцев?...Но самое главное не это. ... Андрей Илларионов не хочет, чтобы из Гайдара делали икону. Этим пассажем он себя выдал. Икона – это светлый образ, опора в лихолетье, заступник, мечта, краеугольный камень, эталон... Кому придет в голову опереться на Илларионова или о нем мечтать? На свете много грамотных экономистов - и только один Егор Гайдар, хоронить которого пришли десять тысяч постаревших, хромых, часто на костылях, безлошадных московских интеллигентов, которые когда-то вышли к Моссовету умирать по его призыву. Они часами стояли в очереди на трескучем морозе, чтобы положить цветы на гайдаровский гроб. Эти люди, не разбогатевшие от реформ, не придут к Андрею Илларионову. Ни на свадьбу, ни на похороны. И это непоправимо, завидуй не завидуй. Андрей Илларионов, собирающий в Рунете компромат на мертвого подвижника, рискует войти в историю Геростратом, а не Леонидом, ибо не он, а Гайдар защищал до смерти наши Фермопилы...