Category: общество

Про сериал HBO "Чернобыль"

     Посмотрел вчера сериал HBO "Чернобыль". Это, пожалуй, самый крутой сериал из всех, что я видел за свою жизнь. Даже "Игра престолов" бледнеет на этом фоне. Потому что реальность оказывается драматургически гораздо напряженнее, чем фэнтези.
     Все уже отмечали фантастическую, невероятную, скрупулёзную точность деталей и это правда (кроме пары моментов последней серии, где, возможно, в угоду кинематографичности и драматургичности, глава КГБ говорит уж слишком хорошими риторическими фигурами).
     Но главное, как мне кажется, не только достоверность деталей, но и то, как из множества деталей проступает общий портрет советской системы- как будто тушу динозавра вытаскиваются из моря - то ты видишь хвост, то одну лапу, а когда в последней серии профессор Легасов говорит свою речь в суде (на самом деле раньше), ты вдруг видишь законченную картину - вот оно - туловище динозавра, вот это было не случайностью, а частью его анатомии.
     И в этом, кажется, главное в фильме - через кейс о Чернобыле, о том, как принимались решения, показать - что из себя представляла советская система в целом.
     Причём, фильм снят скорее с симпатией к советским людям (генерал вызывается лично ехать на грузовике с дозиметром, отдельные персонажи показаны очень героизировано, например, шахтёры) и обвинить фильм в какой-то предвзятости практически невозможно. Но из-за спин этих положительных зачастую персонажей постепенно выползает образ государства. И вот гуманист профессор, который говорит, что нужно использовать роботов для работы на крыше энергоблока с самым высоким уровнем радиации, а ни в коем случае не людей, вдруг предлагает "будем использовать биороботов - людей". Понятно, что выбирает наименьшее зло, потому что накануне правительство СССР, что бы не сообщать настоящий уровень радиации, запросило у ФРГ робота, который сразу "сдох", так как рассчитан на гораздо меньший уровень. И запуск людей туда, куда сначала планировалось запустить робота, вынужденная мера. И взрыв реактора случился не только из-за цепочки ошибок персонала, но и из-за того, что один из аспектов (нестабильность работы при определённых условиях) никто из сотрудников АЭС не знал, так как ранее КГБ засекретил эту информацию, что бы у научного мира не возникло сомнений в безупречности советской атомной отрасли.
     И здесь вроде как-бы сами люди не виноваты, они действовали в условиях неполноты информации. Но из таких отдельных элементов и формируется лицо системы: именно секретность, нежелание предавать огласке проблемы, и убивает в конечном счёте.

Субъективные заметки на полях дискуссии об инфраструктурных проектах

     21 ноября 2019 г. в рамках Конференции "Транспортная неделя" в Гостином дворе (в Москве) прошла интересная дискуссия о том, какую роль играет "экспертократия" в обсуждении инфраструктурных проектов.
     Точнее, тема была заявлена следующая: "Социальные аспекты реализации крупных инфраструктурных проектов. Базовые принципы для проектов ВСМ". Поэтому, сначала казалось, что будут обсуждать социальные эффекты от ВСМ и ряд смежных вопросов (неэкономические виды социального влияния на сотрудников компаний и на широкую публику для обеспечения их лояльности как компании, так и реализуемым проектам).
     Но, вместо приземлённого прикладного разговора, диалог вышел на совершенно другой уровень, когда речь зашла о роли экспертов в оценке и продвижении различных инфраструктурных проектов. Здесь у меня не буквальный пересказ докладов, а скорее некоторые заметки на полях, соображения, которые были индуцированы этой дискуссией в контексте высказываний докладчиков (как я их понял).
     В выступлении вице-президента "ВЭБ РФ" Александра Мачевского прозвучал тезис о том, что "нужно строить и потом объяснять людям - почму мы это делаем". Выступление Мачевского было исполнено экспертократического снобизма: дескать мы тут решили- что правильно и как правильно, а затем должны "продать" людяи эти решения, убедить их, что они правильны. И даже посетовал, что "наверху" понимают правильность таких-то решений, но пока не реализовывают, т.к. народец подводит- не понимает пока мудрости партии и правительства. "Не нужно слушать потребителей, публику в фейсбуке. Нужно объяснять"- сказал он. (Справедливости ради, отмечу, что когда его в этом упрекнула одна из участниц дискуссии- Татьяна Задирако, отметив, что он предлагает совсем уж патерналистскую позицию отношений экспертов и общества, Мачевский, стал говорить, что "я не я, и лошадь не моя" и что его неправильно все поняли и он просто неудачно сформулировал и начал пояснять свою мысль, и в итоге сказал примерно тоже, но чуть в более мягкой форме).
     В выступлении представителя "Комсомольской правды" А.Челышева прозвучала любопытная мысль: "Мы, пресса, довели общество до того, что уже не мы, а само общество начинает выбирать повестку". И дальше с присущей журналисту нескрываемым цинизмом, я бы даже сказал "в особо циничной форме" он стал вторить Мачевскому на тему- вот правильные решения правительство принял, теперь задача журналистов и популяризаторов эти решения "продать" обществу, объяснить обществу, что его деньги направлены на правильное дело, что бы оно - общество - не сомневалось в этом, и тогда система будет работать эффективно; каждый будет делать своё дело- эксперты приняли решение, журналисты - получили команду кого назначить правым, а кого неправым и потом, стройными рядами журналисты и блогеры должны обеспечить выполнение решений партии и правительства. Впрочем, разумеется, это не его прямая речь, это то, что на мой субъективный взгляд в его речи по сути содержалось.
     Что в этих выступлениях, как и многих других выступлениях, касающихся подобных тем более всего бросилось в глаза? Та абсолютная приверженность экспертократической позиции. Есть население, которое не является экспертом (эту формулу повторили несколько раз "население не является экспертом), а есть эксперты и чиновники, которые это население хотят отблагодетельствовать (в транспортной сфере), иногда против их воли.
     И, в общем, эту позицию, в целом можно понять: население, действительно во многих вопросах не является экспертом.
     Но есть одно важное "но": часть экспертов при этом понимает, что мы берём у людей их деньги в виде налогов и на их деньги объясняем им почему эти деньги нужно потратить так как мы за них решили. Если бы кто-то строил ВСМ или любой иной объект на свои деньги или деньги акционеров, как Илон Маск- нет вопросов. Но вдруг население считает, что могут быть другие приоритеты? Например, эксперты в Швейцарии считали, что стране нужна космическая программа, но население Швейцарии, налогоплательщики решили, что у них другие приоритеты - здравоохранение, наземный транспорт, пенсионное обеспечение и т.п.
     Татьяна Задирако отметила этот момент, и модератор- Марианна Ожерельева напомнила Мачевскому про налогоплательщиков. Кроме того, население может не доверять строителям в связи с коррупционными рисками (об этом тоже упомянула Т.Задирако).
     При этом, проблема таких проектов, реализуемых государством действительно не имеет простого и однозначного решения: во многих случаях такие проекты реализует именно государство и поэтому в демократических странах подобные большие инфраструктурные проекты являются объектами долгой общественной дискуссии.
     Так, В.Косой отметил, что во Франции проект строительства линии Париж-Лион обсуждался 17 лет, прежде чем начать стройку. Так же В.Косой отметил, что "в мире нет ни одного примера строительства ВСМ частными средствами". Притом что ВСМ есть у примерно 30 стран.
     Любопытным было выступление социолога А.Фирсова, который отметил, что "население не может воспринимать цифры, поэтому работать с населением нужно через использование эмоций и эмоционального вовлечения".
     И это тезис поднимает ряд важных вопросов: если население действительно так иррационально и некомпетентно, что реагирует только на эмоциональные стимулы, может быть и правда, проще пренебречь мнением общества и доверить выбор экспертам?
     Этот вопрос - очень неоднозначен и, судя по всему в разных обществах решается по разному. Представитель "КП" посетовал, что какие-то вопросы долго обсуждаются, когда уже нужно начать строить.
     Но парадокс заключается в том, что не обсуждать, а быстро строить можно в условиях монархии: царь сказал, и крестьяне взялись за инструменты. В современном обществе - такое невозможно (см. пример Франции). Таким образом, парадокс ситуации заключается в том, что в более феодальном обществе проблемы "сопротивления" общественности совсем бы не возникло. Эта проблема - удел развитых обществ. И это тоже пункт для размышления: за развитость общества мы должны платить усложнением некоторых социальных процедур.
     Ещё один момент связан с экономической оценкой таких проектов. Предположим, мы посчитали цену, которую потребитель готов доплатить, что бы доехать на ВСМ, например, от Москвы до Казани, посчитали сколько он тратит часов на поезду сегодня, сколько будет тратить на ВСМ, разницу умножили на пассажиропоток и получили количество человеко-часов эффекта. затем умножили это количество на ту оценку, которую сами пассажиры дают этим сэкономленным часам и итоговую сумму сравнили с стоимостью строительства. Предположим, что эффект положительный - выигрыш за следующие 30 лет эксплуатации выше, чем те расходы, которые сегодня из бюджета понесёт страна (даже с учётом, например стоимости билетов). Тогда возникает развилка: если стоимость билетов вполне позволит окупить этот проект, то это - одна история и, строго говоря, если проект самоокупаем, то не обязательно делать его из бюджетных средств. Но, как говорят специалисты подобные проекты нигде в мире не окупаемы. Следовательно, за это строительство должны заплатить налогоплательщики всей страны. Но тут возникает важный вопрос: налоги эти заплатят граждане разных регионов, а эффект получат лишь жители нескольких. Захочет ли житель Воронежской области финансировать ВСМ Москва-Казань, если ему вместо этого приоритетным кажется проложить трамвайные пути в Воронеже, а житель Саратова, который считает необходимым проложить метро в Саратове, а житель Самары, который мечтает о ВСМ Москва-Самара? У всех этих людей разные предпочтения. И в демократическом обществе, должен происходить процесс "торга": жители Воронежа готовы "скинуться" своими налогами на ВСМ Москва-Казань, если жители Москвы и Казани скинутся на новые дороги или новые трамваи в Воронеже. А из этого распределения мы вообще выходим на сложную тему - "Нет налогов без представительства", которую здесь затрагивать не буду, поскольку она более фундаментальна, чем только финансирование инфраструктурных проектов.
     В общем, дискуссия была интересной и заставила задуматься на многие важные в экономическом смысле темы.
     Скажу честно, я не ожидал от темы ВСМ такого интереснейшего фонтана мыслей и идей, поскольку до сих пор все дискуссии на эту тему проходили довольно скучно, все эксперты были заранее согласны друг с другом и не было никакого экшена.
     На этот раз модератор дискуссии - М.В. Ожерельева - сумела, задавая правильные вопросы, из, казалось бы сто раз обсуждённой и скучной темы ВСМ, сделать зубодробительный интеллектуальный триллер с неочевидным побочными выводами не только транспортного, но и социально-философского порядка. Всё таки не зря у неё репутация самого лучшего и профессионального модератора в железнодорожной отрасли.
     Я отметил не все доклады, поэтому прошу прощения у тех участников, чьи выступления не упомянул, но нужно заканчивать писать пост, уже поздно и пора спать. :-)

Ниже - несколько фото с мероприятия.


1. Слева направо: Д.Топильская, В.Косой, М.Ожерельева, А.Мачевский, Т.Задирако, А.Фирсов (и половинка от А.Челышева). Левее от Д.Топильской ещё сидел О.Покусаев, но он не попал в кадр.


2


3

4. Слева направо: О.Покусаев, Д.Топильская и все те же по списку


5

РБК: В РЖД объяснили невозможность приватизации социальной функцией монополии

     Статья М. Кокоревой в РБК "В РЖД объяснили невозможность приватизации социальной функцией монополии".
     Цитата:
     "РЖД (100% принадлежит правительству) в случае приватизации не сможет получить положительный экономический эффект, поскольку цена активов и прибыль не отражают «полную и справедливую» стоимость компании. Об этом сообщил журналистам генеральный директор госмонополии Олег Белозеров, передает корреспондент РБК. (...) По его словам, стоимость активов РЖД составляет приблизительно 5 трлн руб., прибыль за 2019 год — 27 млрд руб., «EBITDA тоже большая». Но такие рыночные параметры не отражают справедливую стоимость госмонополии, поскольку до сих пор не урегулирован вопрос о тарифах. Акционер приходит и говорит нам: а вы что так дешево уголь везете на Дальний Восток? Почему занимаете неправильную экономическую позицию? Поднимите, пожалуйста, стоимость перевозки угля и не опускайте ниже себестоимости. Более того, акционер может пойти в суд», — пожаловался Белозеров.
    Пока госмонополия в собственности у государства, этот вопрос решается на уровне властей, в том числе поддержка отдельных грузоотправителей, уточнил глава компании. «РЖД выполняет не только транспортную, но и социальную, поддерживающую функцию», — напомнил он. И хотя приватизация может принести компании проблемы, но она возможна при появлении «нормальной» системы прейскуранта с прибыльностью. «Пока я, честно говоря, боюсь», — заключил Белозеров.
Ранее Минфин предлагал сократить госдолю во всех компаниях, кроме оборонных, минимум до 50%. В некоторых случаях цель — снизить долю до нуля или блокирующего пакета 25% плюс одна акция, писал РБК со ссылкой на отчет «Ренессанс Капитала» по итогам международного инвестиционного форума Московской биржи. О необходимости более амбициозной программы приватизации заявлял 19 октября первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов
".

Презентация книги Дм. Орешкина "Джугафилия и советский статистический эпос"

Анонс. Друзья, обратите внимание: в ближайшую среду, 9 октября в Сахаровском центре пройдёт презентация книги Дмитрия Орешкина "Джугафилия и советский статистический эпос". Я ещё прочёл книгу не до конца, но уже сейчас скажу- она безумно интересна!
     Книга посвящена многим аспектам конструирования искусственной реальности советской пропагандой и в том числе роли статистики в этом деле.
Перефразируя Талейрана, можно сказать, что советская статистика создана для того, что бы скрывать реальность.
     Отдельная глава в книге посвящена советским железным дорогам, а точнее сравнению темпов строительства в дореволюционной России с темпами в годы советских пятилеток. И вообще теме "Сталин и железные дороги"
     Мне кажется, эта глава для всех интересующихся историей железных дорог представляет большой интерес.
   
В дискуссии участвуют:

Дмитрий Орешкин, политолог и политический географ;
Леонид Гозман, психолог, президент Общероссийского общественного движения «Союз правых сил»;
Леонид Кацва, историк, преподаватель истории, автор учебников по истории России;
Симон Кордонский*, председатель экспертного совета фонда поддержки социальных исследований «Хамовники», профессор факультета социальных наук НИУ ВШЭ;
Сергей Смирнов, заведующий Центром анализа социальных программ и рисков Института социальной политики НИУ ВШЭ.
Никита Соколов, историк и публицист, председатель совета Вольного исторического общества, замдиректора фонда Бориса Ельцина;
Тамара Эйдельман, историк, преподаватель истории, автор книги «Как работает пропаганда»;
Модерировать дискуссию и презентацию будет Борис Грозовский.

Начало в 19:00.
 Подробности на сайте Сахаровского центра: https://www.sakharov-center.ru/node/12681

Интервью Сергея Гуриева Ю.Дудю

     Очень интересное интервью Сергея Маратовича Гуриева Ю.Дудю о причинах своего отъезда, о российской экономике, о Гайдаре и Чубайсе, о пенсионной реформе, о фильме "Он вам не Димон" и о многом другом интересном. И о том, будет ли он министром в "прекрасной России будущего" :-).


 
     О роли интеллектуалов в 2013 г. в России: "Тогда ещё было не стыдно сотрудничать с властью", о будущем В.Путина: "Чем дольше авторитарные лидеры остаюся у власти, тем это опаснее прежде всего для них самих. (...) Думаю, даже 10-летнего запаса прочности у нынешней [российской] власти нет".

Лекция К.Сонина "Почему одни страны богатые...?" 14.09.2019 г.

     В субботу, 14 сентября в рамках «Умной книжной ярмарки» Rassvet Book Fair, организованной InLiberty, прошла лекция Константина Сонина, посвящённая ответу на вопрос - почему одни страны богатые, а другие – не очень?
     Лекция была посвящена обзору двух книг Д.Асемоглу (Аджемоглу) и Д.Робинсона, одна из которых «Почему одни страны богатые, а другие бедные» (более известная в мире как «Why nations fail») вышла в России в 2015 г., а другая «Узкий коридор» - ещё не вышла даже по-английски и «мировая премьера» книги, т.е. начало продаж в книжных магазинах состоится 24 сентября.


   
     Для начала К.Сонин отметил, что та формулировка лекции, которую опубликовали на афишах организаторы («Почему одни страны богатые, а другие счастливые») его не устраивает, т.к. он, как экономист, полагает, что богатые страны, обычно и самые счастливые. Затем, перед тем, как обсуждать книги, он произнёс небольшую методологическую преамбулу. Врачи, для того что бы лечить людей, ставят эксперименты на мышах. Примерно то же делают зачастую и экономисты: ставят опыт над какой-нибудь бенгальской деревней, а затем переносят выводы на все остальные страны. Но, тем не менее, как это ни странно, полученные таким образом лекарства, зачастую работают.
     Для затравки лектор дал краткие определения хороших («инклюзивных» в терминологии Асемоглу-Робинсона) и плохих («экстрактивных») институтов, отметив, что плохие – это такие институты, при которых прибавочная стоимость (да, да, именно этот марксистский термин использовал Сонин) создаётся всеми, а присваивается элитами, а хорошие – те, в которых народ может безболезненно менять власть, если ему не нравится как происходит распределение этой «прибавочной стоимости».
     При этом, если первая из рассматриваемых книг посвящена этим институтам, то вторая- «Узкий коридор» - посвящена тому, как происходит переход от экстрактивных к инклюзивным институтам.
     Затем Сонин коснулся важной темы- роли государства в работе этих институтов и того, как это влияет на экономический рост.
Если власть слабая, то в результате мы получим гоббсовскую «войну всех против всех» и у хозяйствующих субъектов не будет стимулов к производительной деятельности, т.к. собственность слабо защищена. В XX веке насильственные смерти коснулись 2% населения (и это с учётом двух мировых войн).
     При этом, в странах Африки, где не было никакого устойчивого сильного государства смертность составляла от 30% до 60% населения. В этом смысле, на каком-то этапе, появление «сильной» власти было шагом прогрессивным, резко снизившим процент убийств и усилившим защищённость собственности и результатов труда предпринимателя.
     Но есть и другая крайность: если государство становится слишком «сильным», таким как в т.н. полицейских государствах, то это тоже полностью блокирует экономическое развитие. И эта мысль, кстати, перекликается со вчерашним выступлением А.Б. Чубайса о силовых органах современной России, как «тормозе» экономического роста (Чубайс использовал метафоры педалей «газа» и «тормоза», где «газ» это предприниматель, «тормоз»- силовые органы, а Россия – автомобиль, в котором одновременно нажаты обе педали и в этих условиях как не улучшай бюджетные показатели, машина не поедет, поскольку сегодня власти нажали педаль тормоза до упора.)
     «Тоталитаризм, - афористично заметил К.Сонин, - это отсутствие контроля за государством со стороны общества».
     То, что происходит в России сегодня – с начала 2000-х годов- это усиление государства, оно является «реакцией на кошмар децентрализации 90-х годов». В 90-е, кто по-старше помнят, был случай боевых действий в Москве между МВД и ФСБ, правда без убийств, но с мордобоем и «укладыванием лицом в снег».
     Но сегодня этот маятник слишком далеко зашёл в сторону усиления власти. А, как знают экономисты, чем сложнее сменить политика, тем слабее стимулы людей и разным вещам, обеспечивающим экономический рост.
Если бы сегодня президент и правительство чувствовали бы давление со стороны избирателей и угрозу потери власти, то это бы сильно улучшило качество принимаемых решений.
     На этой шкале можно выделить два полюса- Северную Корею как пример абсолютно экстрактивных институтов и сильного государства, которое жёстко контролирует жизнь подданных и Ливан- как страну, где воюют все со всеми и практически нет сильного государства.
Мы, Россия, по этой шкале очень сильно сдвинуты в сторону северной Кореи, в сторону большего контроля и именно это блокирует наше развитие.
То, что происходит на московских улицах этим летом- митинги и пр.- это как раз попытка части россиян, москвичей чуть-чуть сдвинуть нас на этой шкале в другую сторону, это борьба граждан за увеличение инклюзивности институтов.
     Из этой реплики следует, хотя К.Сонин этого не произнёс, но это логически вытекает, что в этом противостоянии граждан и власти, граждане стоят на стороне прогресса, на той стороне, которая может вернуть экономический рост, но власти всех уровней довольно жёстко дали понять, что никакого роста и развития для строны они не допустят.
     В процессе ответов на вопросы, К.Сонин отметил любопытный момент: в России сегодня имеется очевидный и зримый конфликт между уровнем технического и технологического развития и архаичными политическими институтами. В сфере технологий, которыми пользуются жители нашей страны, Россия не выглядит слишком отсталой, но при этом чудовищный контраст с степенью отсталости нашей политической системы. «Уже давно нигде в мире за попытку избраться в местный парламент не сажают в СИЗО» отметил он.
     И закончил отвечать на вопрос он афоризмом: «При существующих в России архаичных политических институтах стагнация - неизбежна, а развитие – невозможно»

Профсоюз учителей расправил плечи

     "Новая Газета" сообщает, что Профсоюз "Учитель", а точнее его отделение по Москве и Московской области, отказался работать в избирательных комиссиях по выборам в Мосгордуму и призвал к этому других столичных учителей.
     «Мы — учителя, на нас смотрят наши ученики. Мы учим их быть гражданами. Нам стыдно поддерживать своим участием торжествующее беззаконие».
     "В профсоюзе добавили, что окажут юридическую помощь тем учителям, которые подвергнутся репрессиям за отказ от работы в избирательных комиссиях или за отказ фальсифицировать результаты выборов".
     Кроме того, на официальном сайте профсоюза сообщается, что "Профсоюз также требует немедленного прекращения уголовных дел в отношении участников протестов 27 июля и их освобождения".

Интервью К. Сонина об экономических итогах 20-летия Путина

    Интервью Константина Сонина в программе "Особое мнение" (от 09.08.2019 г.)  на "Эхе Москвы" об экономических итогах 20-летия Путина и не только.
     Цитаты: "Это в каком-то смысле самое важное для роста. Без этого оптимизма большого роста не будет. Вот почему я говорю, что без больших политических изменений не будет роста (...) я думаю, что нет смысла говорить про иностранных инвесторов, пока есть десятки политзаключенных. Вот у нас, мне кажется, еще плохо проникло в сознание, особенно в руководстве страны, как это дико выглядит, что кандидаты на выборах находятся в тюрьме. Это такая дикость, которой нет, может быть, в 100 самых развитых стран это было бы дикостью. То есть в Латинской Америке нет такой страны, может быть, кроме Кубы, где были бы политические заключенные в таких масштабах. (...)
     Сейчас десятки кандидатов на выборах сидят в тюрьме. Вот сегодня продлили Яшину, Жданов в наручниках, Янкаускас. Это полная дикость.
     (...) Нужно какую-то дикую страну взять, какую Северную Корею. Даже в Венесуэле, в принципе, там у них полный мрак и экономическая катастрофа. Но у них все-таки мэры крупнейших городов — это представители оппозиции. В парламенте большинство у оппозиции. То есть у них мрак и развал, но это не то что, как у нас десятки людей сидят в тюрьме, то, что политические кандидаты в наручниках.
     Это у меня в каком-то смысле такой оптимизм происходит, потому что когда-то же они должны понять, что это дикость. Эта дикость. Последний раз столько политзаключенных было 60 лет назад.
     (...) мы видим, что-то типа второй половины XIX века еще до радикализации, когда общество еще требует жить по-другому, а царская власть, она совершенно была неспособна понять, что своими репрессивными методами, арестовывая каких-то там Герценов, то есть людей, которые просто разговаривали, они, в сущности, толкали людей какие-то революционные действия. Десятилетия заняла радикализация общества
."

Новая книга Артемия Троицкого "Субкультура"

     Вышла новая, фантастически интересная книга Артемия Троицкого "Субкультура. История сопротивления российской молодёжи 1815-2018".
     В книге Цой и Башлачев соседствуют с декабристами и нигилистами, а фото с акций Пусси Райт с обложкой "Полярной звезды" А.Герцена. И это правильно.
     Мне кажется, что все, интересующиеся общественными движениями давно ждали такой книги и понимали, но не могли сформулировать, что это всё - явления одного ряда. Во вступлении А. Троицкий пишет "Россия - идеальная страна для бунтарей, потому что для бунта всегда есть причина. Эти бунтари, заговорщики, революционеры, диссиденты ставили перед собой практическую задачу: изменить страну к лучшему. (...) И почти всякий раз они терпели поражение, поскольку задача не имела решения. Любимый тост советских диссидентов был: "За успех нашего безнадёжного дела!" Таким образом, задача трансформировалась из глобальной и практической в личную и экзистенциальную: сопротивляться рабству и быть свободным! "Жить не по лжи", как рекомендовал А. Солженицын. (...) Я взялся писать эту книгу потому что меня вынудило. Время мрачное, подлое и многим кажется безнадёжным."
     Но, вместе с тем, Троицкий пишет, что эта мрачная картина - неполна. Что с одной стороны здесь "тупые мантры о русской исключительности, лживо-циничные речи лидеров, злобные лица их сторонников, религиозное мракобесие, патриотическая истерия". Но, с другой стороны, все "прелести из репертуара Северной Кореи" соседствуют здесь с "массой милых черт безобидной, мирной, модной космополитичный жизни".
     И заканчивается книга оптимистично, автор обращает внимание на то, что поколение 90-х быстро растеряло способности к сопротивлению, а вот "реальное боевое поколение выросло в десятые годы - годы путинской реакции, ортодоксии, патриотизма и милитаризма. Получается в России все происходит не благодаря, а вопреки и дух свободы крепчает не в парниках либерализма, а на пустырях безнадёжности". Впрочем, тут же автор приводит данные социолога Левинсона, которые его опровергают, ведь по данным социолога молодёжь деградирует: она аполитична, она поддерживает путинский режим и она равнодушна и готова поддержать любую власть (то есть ничем по сути ни отличается ни от родителей ни от советских бабушек и дедушек, сформировавшихся во времена застоя). И, тем не менее, автор призывает не верить социологам, ведь социологи ни разу не смогли предсказать протестные выступления последнего времени (включая митинг 26 марта), а поэтому - грош им цена. Конец у книги (спойлер): почти оптимистический.
     Но книга интересна не столько концовкой, даже, сколько тем - как хорошо выстроен исторический ряд: декабристы, нигилисты, народовольцы, диссиденты, русский "бунтарский" рок конца 80-х, контркультура 1990-2000-х, и нынешние протестные движения и их культурная основа. Плюс, написана книга так, что оторваться невозможно.


1


2


3

P.S. И ещё пара фото с прошедшей 13.07.2019 г. презентации этой книги в павильоне "Книги" на вДНХ:


4.

5.