Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

90 лет Виктору Корчному

     Сегодня исполнилось бы 90 лет главному "невозвращенцу" советских шахмат - Виктору Корчному.
     Недавно, из старого интервью Говорухина я узнал, что Высоцкий болел за Корчного в его матчах с Карповым ( 1974 и 1978 годов), в те годы это было больше, чем шахматы. В условиях, когда советская пресса избегала даже называть Корчного по имени (после 1976 г), и использовала слова "претендент" или ещё проще -"злодей", болеть за Корчного было в некотором роде вызовом и советской системе и "советскому народу". Вся советская система тогда "играла" на стороне Карпова, Корчного травили, понизили стипендию (так в СССР называлась зарплата у шахматистов), запретили выступать с лекциями, а после того, как он остался за границей (в Голландии, и затем переехал в Швейцарию) было организовано письмо советских гроссмейстеров с осуждением Корчного (письмо против Корчного отказались подписать только четверо- Ботвинник, Спасский, Гулько и Давид Бронштейн; все, кроме Спасского, после этого стали невыездными на некоторое время, в наказание).
     Любопытно, что в 1979 г. на пресс-конференции одного из руководителей советских шахмат полковника Батуринского, ему был задан вопрос: "Пятьдесят лет назад в Советской России Алехина называли монархистом и белогвардейцем. Теперь в Москве проводят турниры его памяти. Сейчас в Советском Союзе Корчной - изменник и предатель. Не думаете ли Вы, что через 20 лет у вас будет проводиться турнир его памяти?"(Этот диалог приводится в книге Г.Сосонко "Злодей. Полвека с Виктором Корчным").
     Уехав на Запад, Корчной, оказался самым "долгоиграющим" из советских шахматистов: если в среднем в 40-45 лет шахматисты уже уходяи из профессии, то Корчной в этом возрасте только дошёл до пика своей силы и активно играл лет чуть ли не до 70-ти.


     А ещё у него есть отличные мемуары "Шахматы без пощады", которыне не только про шахматы, но и про жизнь в СССР, про то что такое Советский союз и про то, что даже такая привелегированная прослойка, как советские гроссмейстеры зачастую полностью зависела от мнения каких-то шахматных начальников (им могли запретить играть или снять стипендию за любое неосторожное высказывание в прессе). Когда Михаила Таля наказали, отменив его поезду на зарубежный турнир, причём, сделав это в унизительной форме (он прибыл в Спорткомитет уже с чемоданом и билетом на самолёт, и тут ему во время сбора всей команды объявили, что ему никуда ехать не нужно и "возвращайтесь домой, в Ригу, товарищ Таль"), то Корчной возмутился, а остальные члены советской команды промолчали "знаменитые гроссмейстеры молчат, сидят не шевелясь, опустив глаза. (...) Поняли это все, но я был единственным, кто высказался. Остальных это не касалось! Удивительное качество советского человека, отказывающегося иметь собственное мнение, пока его самого не пришибло".

     Ниже, небольшой документальный фильм о В.Л.Корчном.


Ход королевы

     Посмотрел мини-сериал «Ход королевы» (оригинальное название The Queen’s Gambit - «Ферзевый гамбит»). Я, вообще, люблю кино про шахматы и про всё, что связано с шахматами, но этот сериал привёл меня в особенно сильный восторг! Несмотря на то, что там чуть больше мелодраматизма, чем, возможно, необходимо, фильм необычайно хорош.
     И особенно хорошая режиссёрская находка - шахматные фигуры на потолке, которые визуализируют то, как главная героиня – Бет Хармон – считает варианты. И, кстати, когда в последней партии с Борговым в самую трудную минуту, когда советский гроссмейстер делает неожиданный ход, она поднимает глаза на потолок и там появляются фигуры (и это под соответствующую музыку) - это очень эффектный момент. Режиссёр и оператор придумали как можно визуализировать то, что трудно визуализировать - напряжение мысли, её движение во время анализа позиции. (Там она сначала говорит, что наркотики и алкоголь помогают её видеть доску в уме/на потолке, потом, когда накануне главной партии, она выбрасывает наркотики и думает, что из-за этого её способность утеряна, но в критический момент мозг справляется с задачей и без наркотической поддержки, и это – повторюсь один из самых эффектных моментов фильма).
     Прототипом главной героини если и не стал буквально Бобби Фишер, то – как минимум – значительная часть биографии Бет Хармон повторяет (в своих основных чертах, кроме детства в сиротском приюте) его линию жизни. Она - вундеркинд, которая громит соперников «всухую», и покорив американские шахматы летит в Москву за закрытый турнир, где ей предстоит сразиться с советским чемпионом мира Борговым.
     То, что в последней серии она у него выиграет понятно с первой серии, но следить за процессом – безумно интересно.
     Главным героем вместо мальчика (если бы задумывалась прямая корреляция с Бобби Фишером) сделали девочку, добавляет драматизма, поскольку позволяет дополнить конфликт просто гения и общества дополнительными красками – она, будучи девушкой, должна стать первой в мужской игре. И этот аспект обыгрывается в самом начале, когда оказывается, что «девочки не играют в шахматы», как говорит ей её учитель (точнее сотрудник приюта), а потом, когда ей дарят куклу, она, как воспитанная девочка, вежливо говорит «Спасибо» и выбрасывает её в урну, гораздо более радуясь подаренному справочнику по Курсу дебютов.
     Курс дебютов ей дарит мистер Шайбл, пожилой человек, работающий в приюте уборщиком и электриком, у которого в каморке были шахматы. Одна из самых трогательных и даже эмоционально сильных сцен - это момент, когда она приезжает, уже будучи известной на всю страну, на его похороны и обнаруживает у него в каморке подборку статей о своих шахматных успехах из американских газет и журналов.
     Вообще, фильмов-байопиков, о том, как некто начинал где-то в трущобах и стал потом знаменитым в кинематографе довольно много. Чем же отличается этот фильм? Тем, что здесь показана действительно фанатичная, фишеровская любовь к шахматам. Когда на турнире один из иностранных шахматистов (из СССР) спрашивает её, где здесь кинотеатры для автомобилей, он хочет посмотреть фильмы с участием Элвиса Пресли и ещё каких-то американских звёзд, Хармон обжигает его презрительным взглядом, в котором читается «Как можно интересоваться ещё чем-то кроме Шахмат? Какой Элвис Пресли и другие звёзды, если есть Шахматы?!» И это, конечно, сильно роднит её героиню с Бобби Фишером.
     Большинство героев фильма выдуманные персонажи, но на полях повествования постоянно звучат и имена реальных шахматистов (от С.Решевского до М.Ботвинника), а в последней серии, среди зрителей будет и Нона Гаприндашвиили (как персонаж) советская шахматистка, гроссмейстер, чемпион мира по шахматам среди женщин.
     В последних кадрах заключительной серии Хармон выходит из машины, везущей её в аэропорт, что бы прогуляться по одному из бульваров Москвы (Гоголевскому?), где за столиками играют любители шахмат. Она идёт в белом пальто и шапочке, напоминающей шапку ферзя – белая королева. (И, кстати, в последней выигранной у Боргова партии она играла как раз Ферзевый гамбит). Люди на улицах Москвы сразу же узнают её, окружают, что-то говорят, и чувствуется то, что эти люди говорят друг с другом «через головы народов и правительств»- они разные из разных стран, но шахматы- то общее, что есть у них, делает их на какие-то мгновенья общим, единым сообществом. И она садится за одну из досок, напротив седого старика с лицом Юозаса Будрайтиса и предлагает сыграть партию. Проблема в том, что перед этим её охранник сообщил ей, что они опаздывают в аэропорт, а на том конце света её уже ждёт приём у высшего руководства. Но для настоящей шахматистки сыграть с теми, кто по настоящему любит шахматы, гораздо более важно, чем не опоздать на встречу с президентом страны и с прессой.
     Любопытный факт: консультантом фильма выступил 13-й чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров.

Корчной: шахматы без пощады

     Интересный фильм про Виктора Корчного. Любопытно, что несмотря на то, что советская пропаганда называла Корчного "злодеем", во время его борьбы за титул чемпиона мира советские журналы называли его "претендент" без указания фпамилии, а добропорядочные советские граждане должны были болеть в 1978 и 1981 за Анатолия Карпова (матчи в Багио и Мерано - соответственно), многие из современников тех матчей говорят "но на самом деле мы болели за Корчного". Даже Станислав Говорухин (присутствующий в этом фильме) говорит здесь, что "мы все болели за Корчного" (что бы не значило это "мы"). Хотя все 84 % правильных советских людей тогда "болели" так, как прикажет партия.
    К чему это я ? А к тому, что если завтра что-нибудь случится, то все эти нынешние 84 % скажут "А на самом делы мы не за этого (этих), о очень даже наоборот - за тех."