f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Categories:

"Кровь патриотов"

     Вышла из печати любопытная книга доцента факультета права ВШЭ Родиона Бельковича "Кровь патриотов. Введение в интеллектуальную историю американского радикализма" (Изд. "Владимир Даль", 2020).
     Название книги, как вы догадались, отсылает к известному выражению Томаса Джефферсона "дерево свободы нужно поливать время от времени кровью патриотов и тиранов, это для него естественное удобрение" (актуально для одной соседней страны).


     Книга посвящена интеллектуальной истории США, а точнее нескольким, важным для США течениям общественной мысли. Белькович пишет, что "Американский «коренной»( ...) радикализм в ХХ в. нашел свое воплощение в трех основных формах: традиционализме, антикоммунизме и либертарианстве. Эти течения представляли собой различные типы реакции на трансформации, которые претерпевала американская идентичность в новых технологических и экономических условиях.(...) третья группа радикалов — либертарианцы — пошла в своей критике современного общества значительно дальше. Эти наследники анархо-индивидуалистов XIX в. объявили врагом Америки само американское государство. Именно государство как таковое, а не технологический прогресс или коммунисты оказывалось той раковой опухолью, которая не была окончательно удалена в процессе Революции 1776 г. и вскоре смогла пустить метастазы авторитаризма.(...)Начало ХХ в. в США было ознаменовано жесточайшим столкновением двух противоборствующих доктрин экономической организации социума. Оборонительную позицию в этом конфликте занимали носители консервативных (для того времени) взглядов на экономику, отстаивавшие идеи свободного рынка и невмешательства государства в систему добровольных обменов. Однако все большее влияние на общественно-политическую жизнь приобретали сторонники нового подхода — «прогрессивно» настроенные реформаторы, заявлявшие о неспособности неурегулированного рынка удовлетворить запросы современного общества. Экономический кризис, получивший название Великой депрессии, стал поводом для воплощения на практике новых экономических теорий. «Прогрессивные» экономисты обеспечивали академическую поддержку и придавали интеллектуальный вес Новому курсу Рузвельта".
     Автор немного пишет и об австрийской экономической школе, которая "предоставляла не только доказательства эффективности рынка, но и важные методологические принципы, подтверждавшие философские интуиции американских анархистов".
     Важнейший из этих принципов- принцип методологического индивидуализма, который заключается в следующем: никакие коллективы, группы, сообщества, нации, профессиональные группы и государства во-первых, не могут иметь собственных целей, а во-вторых, не могут совершать необходимые для их достижения действия. "Сообщества представляют собой не более, чем метафоры, их деятельность реальна в той мере, в которой она может быть сведена к поведению конкретных индивидов". Из этого тезиса, кстати, вытекает любопытный юридический вывод: "Так как никаких преступлений против государства или общества (в силу иллюзорности этих сущностей) быть не может, то и никакую другую фигуру обвинителя, кроме пострадавшего лица ..., помыслить, по Ротбарду, нельзя".
     Р.Белькович, помимо прочего, рассказывает об истории Либертарианской партии в США и о её важнейших идеологах, в частности об экономисте и философе М.Ротбарде. "Примерно с этого времени [c 1950-х годов] все те, кто раньше называл себя "классическими либералами", стали "старыми правыми", "индивидуалистами", стали использовать термин "либертарианец" для обозначения своей прорыночнй антигосударственной позиции".      Значительный приток в ряды либертарианцев произошёл в 1970-е годы, после того, как Фридрих Хайек получил Нобелевскую премию (1974) и интерес к его идеям возрос.
     Автор отмечает и политические искания либертарианцев, например, в книге рассказано о том, что Мюррей Ротбард в 1960-е годы примыкает к левым движениям (это связано с отношением к внешней политике США, а Ротбард был противником вмешательства США в дела других стран). В часности, Белькович пишет: "именно США, по мнению Ротбарда, были виноваты в холодной войне, именно США сопротивлялись попыткам Советского Союза инициировать реальное разоружение". Сегодня такая оценка СССР вызывет у либералов и либертарианцев, скорее улыбку, но на каком-то этапе Ротбард поддерживал (и, судя по всему, искренне) разные социалистические просоветские революции в странах третьего мира, воспринимая (интерпретируя) их как "борьбу с феодально -монополистическими отношениями".
     Белькович пишет: "Ротбард полагал, что либертарианцы и новые левые имеют много общего, в частности: ненависть к бюрократии и централизованному государству (...) Этот неожиданный для многих союз [Ротбарда и левых] просуществовал до конца 1960-х годов, пока движение новых левых не превратилось исключительно в контркультурный стиль жизни, а его члены окончательно не утратили интерес к скрьёзным теоретическим вопросам. (...) Неблагоприятным последствием этого союза оказалось то обстоятельство, что многие либертарианцы постепенно перешли на позиции социалистов".
     Это любопытный сюжет из истории либертарианства, поскольку он иллюстрирует старую политологическую пословицу: если очень долго идти вправо, то окажешься среди левых.
     Впрочем, позднее Ротбард снова сменил идеологию и стал правым консерватором, причём более радикальным, чем все остальные правые.
     Таким образом, верен ещё один афоризм (не помню его автора)- "Консерваторы- это разочаровавшиеся революционеры" (Впрочем, верно и обратное: революционеры - это разочаровавшиеся консерваторы").
     Упоминаются в книге и идеи Ганса Германа Хоппе, о котором автор пишет, что он сделал самые радикальные выводы из идей своего учителя Ротбарда. Впрочем, как пишет автор книги, совремнные умеренные либертарианцы и либералы обвиняют Хоппе "в бесчеловечности, мизогинии, гомофобии и попросту в фашизме". Сам автор, впрочем, не высказывает ни положительного ни отрицательного отношения к описываемым идеям, стараясь сохранить позицию объективного исследователя (хотя, иногда, по интонации, чувствуется кому из персонажей он симпатизирует больше).
Так же автор подробно рассказывает о "Движении чаепития", которое характеризует как "попытку возвращения в сферу публичной политики консервативно-революционного ощущения, породившегого Американскую революцию". Движение чаепития пыталось "избавить от стигмы маргинальности" основные либертарианские и либеральные (в европейском смысле- т.е. "класслибовские") "традиции индивидуального и коллективного сопротивления тирании".

     И ещё один любопытный момент. Мы привыкли, что американский консерватизм- это течение, которое "за капитализм". Оказывается, довольно большое количество консерваторов, особенно тех, кто обозначает себя как "наследника" Юга, выступали с антикапиталистических позиций. Когда читаешь их высказывания, то они сильно напоминают российских почвенников в своём неприятии капитализма и прогресса. Автор замечает, что критика капитализма такими консерваторами очень сильно похожа на марксистскую.
Таким образом, книга Бельковича, во-первых,говорит, что "политические координаты"- это не шкала левые-правые, а гораздо более сложная система. Это вообще не линия, а, скорее лента Мёбиуса. 🙂 А, во-вторых, эта книга может быть сильным противоядием против увлечения идеями консерватизма, которое есть у многих либерально (в европейском смысле слова) или либертариански мыслящих людей. Прочитав её мы увидим, что чем дальше вправо, тем больше вы похожи на левых. Что радикально правые могут оказаться такими же противниками современной рыночной капиталистической цивилизации, как и левые.
Tags: Книги, Рецензии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments