f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Categories:

Карл Поппер о методе социальных наук

Карл Поппер о методе социальных наук

    Старый спор

     Одна из тем, которую часто обсуждают представители социальных наук — это отличия методологии естественных и социальных наук. Часть авторов полагают, что эти два типа научных дисциплин настолько различаются, что у них не может быть общей методологии.
С другой стороны, другие авторы часто говорят, что если для каких-то наук это утверждение верно, то для целого ряда социальных наук, например, экономики и, возможно, части социологии, всё совсем иначе и эти науки всё больше и больше сближаются (в части методологии) с естественными науками.
     Первые — это, как правило, историки, культурологи и прочие представители гуманитарных наук а так же часть экономистов, вторые - это, очень часто именно экономисты.
     Первые, в подтверждение своей точки зрения, приводят примеры того, что в социальных науках по многим вопросам не только не существует консенсуса, но и, возможно, такой консенсус невозможен. Так, часто приводятся примеры, когда два количественных исследования одной и той же проблемы может давать противоположные результаты из-за минимальных отличий в исходных предположениях/допущениях, при том, что проверить правильность этих предположений зачастую невозможно. Так, на "Чтениях Адама Смита" 2017 г., известный экономист из МГУ к.э.н. Григорий Баженов в своём очень интересном докладе «Возможна ли этически нейтральная экономическая наука?» приводит примеры, когда эмпирические свидетельства могли одновременно подтверждать взаимоисключающие утверждения и цитирует знаменитую книгу Арьё Кламера «Странная наука экономика», в которой Кламмер говорит, что если экономист очень сильно верит в правильность какой-то идеи, то он так подберёт данные, что сможет это доказать. (О книге Кламмера я как-нибудь напишу отдельный пост, она вызвала очень большую дискуссию, если кто интересуется, направлением, которое представляют Кламмер и Д.Каклосски, которых часто в работах по истории экономической мысли обозначают как «риторическая школа», отсылаю к ищвестному альманаху «Истоки», в котором, в выпуске 4, вышедшем в 2000 году есть две статьи (первая- О.И.Ананьина и М.И.Одинцовой, вторая – П.А. Отмахова) с подробным разбором роли этой школы, этого направления.) Аналогичные примеры часто приводит зам. директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ, д.э.н. Ростислав Капелюшников, в частности, по теме измерения неравенства.
     Другие же полагают, что за последние пятьдесят лет экономика как наука проделала большую эволюцию от общественных наук, с присущим им субъективизмом в сторону более строгой дисциплины.
     Например, в самом начале учебника С.Фишера, Р.Дорнбуша и Р.Шмалензи «Экономика» авторы пишут: «Когда экономисты имеют дело с позитивной экономикой, они ведут себя так же, как учёные других областей науки. Как химики или физики, они иногда спорят по поводу отдельных фактов и их интерпретации. (…) Эти споры получают большую известность, чем разногласия физиков по поводу элементарных частиц, так как результаты споров, вероятно, окажут влияние на решения правительства, имеющие значение для многих людей».
     И в контексте этого, особенно, любопытно, что же писал о методологии социальных наук, пожалуй, самый выдающийся философ из тех, кто занимался философией и методологией науки- Карл Поппер.

    Поппер о методе социальных наук

     Все знают, что именно Поппер предложил фальсифицируемость гипотезы в качестве главного критерия демаркации, отделения научного знания от ненаучного, науки от не науки. Но основные книги Поппера, по которым мы знаем его взгляды – «Логика и рост научного знания», «Предположения и опровержения», «Объективное знание», всё таки, в большей степени посвящены методологии естественных наук.
Но вот в УРСС-овском издании «Эволюционная эпистемология и логика социальных наук. Карл Поппер и его критики» представлены взгляды Поппера на логику и методологию социальных и гуманитарных наук.


   
     В частности, статья «Логика социальных наук» посвящена тому, как выглядит методология социальных наук через призму попперовского фальсификационизма. Статья была написана на основе доклада, в котором Поппер спорил с франкфуртской школой на конференции прошедшей в 1961 году и впервые опубликована в 1962 году ( с некоторыми уточнениями статья перепечатывалась в сборнике 1976 г., затем ещё раз с некоторыми дополнениями Поппера переиздана в 1992 г, и с этого издания сделан русский перевод).
     «Достичь объективности в социальных науках гораздо труднее» - пишет Поппер, поскольку быть объективным- это значит не давать своим ценностным суждениям влиять на себя, на свои выводы", то есть, пользуясь формулой Макса Вебера, быть «свободным от ценностей».
Однако, зачастую быть полностью свободным от ценностей довольно сложно. Именно поэтому, на каком-то этапе развития философии науки стали так популярны идеи релятивизма, которые Поппер описывает так: «идеи философского релятивизма: исторического релятивизма, полагающего, что нет объективной истины, а есть только истины для той или иной эпохи, и социологического релятивизма, который учит, что есть только истины или науки для того или иного клана, или группы, или профессии, такие как пролетарская наука или буржуазная наука».
     Однако, по мнению Поппера, причины, почему подобная точка зрения популярна кроется в недопонимании того, что мы считаем объективностью науки.
     Совершенно неверно считать, говорит Поппер, - что объективность науки зависит от объективности учёного. И учёный работающий в области физики, химии и биологии подвержен таким же «засоряющим» его выводы факторам, как предрасположенность к тому или иному мировоззрению, той или иной философской концепции, тем или иным ценностям.
     Объективность науки покоится не на объективности учёного лично, а на специфических институтах, выстроенных научным сообществом, «объективность науки, - говорит Поппер, - это не дело отдельных учёных, а социальный результат взаимной критики», которую он называет «дружески-вражеской».
     Базовым основанием подобного института является возможность «критиковать господствующую догму», и если такая возможность есть, то в процессе дискуссии те точки зрения, которые неверны по тем или иным причинам (неверные посылки, нелогичные выводы, отсутствие эмпирических подтверждений, недоучёт каких-то факторов, излишние неадекватные упрощения и т.д.), рано или поздно должны выбраковываться.
     Приведу большую, но важную цитату из этой статьи: «Понятие истины было в последнее время поставлено под сомнение. И действительно это было тем фактором, который определил господствующие релятивистскии идеологии нашего времени. Вот почему я считаю реабилитацию понятия истины логиком и математиком Альфредом Тарским самым важным философским результатом современной математической логики. (…) именно ощущение безнадёжной трудности этой задачи привело к скептическому релятивизму, о социальных последствиях которого, я уверен, мне здесь не надо говорить».
     Если в 1940-60 е годы Поппер постоянно открещивался от позитивизма (неопозитивизма) к которому его всегда причисляли, подчёркивая разногласия с этим философским течением, то в конце 1960-х вдруг оказалось, что с совершенно другого фланга пришла совершенно иная опасность – мировоззрение, для которого разница между Поппером и Венским кружком уже была не существенна, мировоззрение, которое поставило под сомнение не какие-то отдельные тезисы отдельных логических позитивистов, но в принципе само понятие истины и объективности предложило списать в утиль. Сбросить – так сказать – с парохода современности.
     И Поппер был вынужден обороняться «с другой стороны», от различных релятивистских (как он их называл) концепций истины.
Эта дискуссия о том, существует ли вообще объективность или любая истина это только выражение какого-то «интереса» особенно сильно разгорелась в 1970-80-е годы, и, в частности, во второй половине 80-х под влиянием общеметодологических дискуссий и таких авторов, как Мишель Фуко и Пол Фейерабенд, проникла и в экономическую науку. Сейчас на этом останавливаться не буду, напишу об этом подробнее чуть позже, в рецензии на книгу Кламера. Для интересующихся отмечу, что в «Истории экономических учений» под ред. В.С. Автономова есть главы 41 и 42, которые посвящены этим методологическим проблемам, проявившимся в 1980е годы, а кроме того, см. упомянутый выше выпуск 4 альманаха «Истоки»- непериодического издания, посвящённого истории экономической мысли и смежным темам).
     В конце статьи Поппер пишет, что, изучая методы экономики, он приходит к выводу, что «в социальных науках существует чисто объективный метод, который вполне можно назвать методом объективного понимания или ситуационной логикой. Социальная наука, ориентированная на объективное понимание, или ситуационную логику, может развиваться независимо от всяких психологических или субъективных понятий».
При этом не нужно смешивать объективность научного исследования, с объективностью или субъективностью экономических агентов и вообще, людей, принимающих решения о выборе. Разумеется, их выбор, их шкала предпочтений, их оценки ценностей тех или иных благ – субъективны. Можно сказать, что объективный вывод заключается в том, что предпочтения людей субъективны.
     Отвечая на критику, в другой своей статье «Разум или революция?» Поппер уточняет, что естественные науки кажутся нам (и справедливо) более объективными, но это не потому, что физики или химики, как люди более объективны, а лишь потому, что в этих науках «существует лучшая традиция и более высокие стандарты ясности и разумной критики».
     Отвечая оппонентам, представляющим франкфуртскую школу (Адорно, Хабермасу и др.), Поппер говорит, что они «потопили мою короткую статью и вместе с ней первоначальную тему дискуссии в океане слов, которые я нахожу по большей части маловразумительными».
Он бросает им упрёк, который впоследствии часто звучит в споре условных «позитивистов» с условными постмодернистами.
     Поппер (обращаясь к Адорно и Хабермасу) пишет, что их «стандарт внушительной невразумительности на деле противоречит стандартам истины и разумной критики, ибо эти последние основаны на ясности изложения. Невозможно отличить истинное от ложного, невозможно отличить адекватное решение проблемы от не имеющего отношения к делу, невозможно отличить хорошие идеи от избитых и тривиальных».
Постмодернисты зачастую пишут тексты, в которых используют нестрогие термины, метафоры вместо проверяемых утверждений, всё это, возможно, интересно как литература, то совершенно бесплодно в качестве инструмента научной дискуссии. Возможно, именно поэтому постмодернизм был популярен в таких дисциплинах, как литературоведение или кинокритика, искусствоведение или философия, но совершенно не прижился в научных дисциплинах (см. образчик безжалостной критики постмодернизма Ричардом Докинзом).
     Статья Поппера «Разум или революция?» была впервые опубликована в 1969 г., но в 1974 Поппер дополнил её приложением под названием «Франкфуртская школа», в котором писал, о взглядах Адорно, что «невзирая на все мои усилия понять эту философию, мне представляется, что она вся или почти вся сводится просто к словам. Ему вообще нечего сказать, и он говорит это на гегельянском языке».
     И эти аргументы Поппера очень созвучны с аргументами Докинза, Сокала и Брикмона (см. гиперссылку выше), которые атаковали не столько отдельные выводы пстмодернистов, сколько бесплодность, по их мнению, подобной методологии в принципе применительно к научным вопросам и научным темам.
Tags: Заметки, Философическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments