f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Статья Бориса Грозовского о проблемах академической свободы

     В связи с обострившейся в последнее время дискуссией об академических свободах университетов, любопытная статья Бориса Грозовского "Крестик, трусы, университет". Статья навеяна событиями вокруг факультета политологии Вышки, но там много интересных соображений и более широкого характера.
     Цитаты:
     "Ликвидация в современной России академических свобод — процесс объективный, неумолимый, постепенный и пока неизбежный. (...) Россия — очень несвободная страна. В несвободной стране не может быть свободных (то есть нормальных) университетов, тем более государственных. До недавнего времени уровень свобод в академической среде был выше, чем, например, в школе или в системе здравоохранения. Теперь ситуация выравнивается. Образования и науки почти не коснулись демонополизация и разгосударствление в 1990—2000-е. Финансируя эти сферы, государство хочет видеть в учёных и преподавателях бюджетников, а в руководителях учреждений образования и науки — почти госчиновников (неслучайно ректоры у нас теперь назначаются, а не избираются). «Мы вас содержим, и вы должны работать на нас», — фактически говорит власть, забывая, откуда поступают деньги в госбюджет.
     В последнем Индексе Свободы Freedom House, отражающем реализацию в разных странах и территориях политических прав и гражданских свобод, Росия делит 173–174 места из 208. У нас 20 баллов из 100 (99–100 — Финляндия, Швеция, Норвегия, Нидерланды и Канада; 0–3 — Сирия, Туркменистан, Эритрея, Северная Корея). Политические права у людей фактически отняты; минимальный уровень гражданских свобод еще сохраняется.
     (...)
     При этом желательно не делать вид, что за колючей (хоть и дырявой) проволокой можно сделать не только чудо-оружие, но и Гарвард или MIT. Не стоит ждать от исследователей в китайских университетах хороших работ о механизме авторитарного правления или о концентрационных лагерях для уйгуров и других мусульман. Такие статьи китайские учёные пишут в западных университетах, и написав, редко возвращаются в Китай. До 2010-х годов российские университеты были более свободными, но теперь стремительно сдвигаются к «китайскому» состоянию (кстати, из крупных стран ниже нас в индексе свободы только Китай).
     И еще: находясь в несвободной стране, закрывая исследовательские темы и направления, увольняя «оппозиционных» исследователей по требованию политических или эфэсбэшных кураторов, не стоит притворяться, что это ради «практикоориентированности» или по причине плохой проработки анкеты. Если вас взяли в заложники, вы можете отказаться совершать требуемые захватчиком действия (рискуя здоровьем), можете попробовать вступить с в переговоры или выполнить требуемое (под страхом наказания или в обмен на какие-то блага). Но не надо, находясь под дулом пистолета, вести себя так, как будто вы свободный субъект, руководствующийся собственной волей, а не этим самым пистолетом. (...)
    Университет предполагает передачу культуры, обучение интеллектуальным профессиям, проведение научных исследований и подготовку будущих исследователей. Практики (судьи, фармацевты, учителя) нужны при любом политическом режиме. Но вот исследования, особенно социальные, для авторитарных режимов опасны: они могут раскрывать людям глаза на истинное положение дел в стране. Вот почему в СССР экономисты занимались мифотворчеством; еще в большей степени это было характерно для политических наук и изучения общества. Вот почему в китайских университетах дело с естественными науками обстоит все лучше, а с социальными — неважно.
     Университет не может существовать в тюрьме. Уже в средневековых университетах магистры самостоятельно определяли порядок своих трудов и занятий, выбирали деканов и ректоров, меняли правила проведения экзаменов. Невмешательство администрации в содержание исследований и преподавания — важная черта и «гумбольдтовских» университетов XIX века, и современных университетов. Степень автономии университетов в Европе измеряется по нескольким критериям (организационные, финансовые, управленческие и академические свободы).
     В России эта традиция отсутствует. Петровская Академия решала лишь поставленные верховной властью задачи и не могла собирать статистические и этнографические сведения без высочайшего повеления, (...) Для преемников Петра I университеты тоже имели утилитарный смысл — удовлетворить потребность государства в просвещённых бюрократах и вооружить империю передовыми технологиями для ведения войн и поддержания экономической жизнеспособности. Российские университеты всегда считались государственными ведомствами. Кажется, ровно к этому пониманию мы сейчас и возвращаемся, хотя со времени указа Елизаветы об учреждении московского университета прошло 264 года".
Tags: Образование, Преподавание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments