f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Categories:

"Мастер и Маргарита" Юрия Кары

   В прошлые выходные (1 мая) посмотрел в кинотеатре «Художественный» долгожданный фильм Юрия Кары (или Юрия Кара, как теперь стало принято писать – не склоняя)  «Мастер и Маргарита». Впечатления – очень двойственные. С одной стороны – фильм очень понравился. А с другой…Впрочем скажу по-другому: у фильма есть один минус и много плюсов. Сначала – про «минус», потом – про «плюсы».
   
Фильм был снят в такой типичной манере советского «реалистического» кино, точнее, если можно так выразиться, советским реалистическим киноязыком. И по прошествии большого количества лет это особенно заметно – какой диссонанс вызывает попытка рассказать советским киноязыком абсолютно несоветскую историю. В советском киноязыке были возможности для реализма, даже сатиры, но вот для описания мистического в этом языке не хватало средств. Это сейчас режиссёры насобачились с помощью спецэффектов добиваться разных сказочных, фантастических, сюрреалистических эффектов.

И дело, даже не в коте Бегемоте. Дело в общем ощущении. Это как если бы человек, отлично писавший инструкции и станкам, попытался описать запах или ветер. Нет, не удачный пример. Приведу другой: это как шахтёр, пытающийся закорузлыми пальцами взять со стола иголку – а она слишком тонка для таких пальцев.

И не режиссёр в этом виноват, наверное, а отсутствие определённого жанра в советском кинематографе. Жанра не являющегося сказкой для детей, но и не являющегося реалистической историей, вроде «Кортика» или «Неуловимых мстителей». Сцена полёта Маргариты напоминала полёт на чёрте из «Вечеров на Хуторе близ Диканьки», но то, что было простительно для 1960 годов сегодня выглядит непростительным анахронизмом. Видно, как режиссёр пытается выйти за пределы «реализма», но получается – неуклюже. И бал Воланда и всякая нечисть – выглядят немного кукольно. И в этом аспекте фильм Юрия Кары немного проигрывает фильму Владимира Бортко.

С другой стороны актёрский состав оказался (на мой субъективный взгляд, разумеется) здесь гораздо точнее подобран, чем в версии Бортко.

Воланд-Гафт гораздо убедительнее Воланда-Басилашвилли.

Басилашвилли всё-таки, при всех своих хороших чертах, не похож на дьявола. Он - пожилой, дряхлеющий, уставший от жизни мудрец, но не дьявол. Басилашвилли мог играть Сократа и был бы органичен. Но играть зло – это не его. Дряхлый Воланд, из которого сыпется песок – не убедителен.

Воланд Гафта – абсолютное попадание. В Гафте есть та самая дьявольщинка, которая позволяет ему играть сверхъестественное существо. Воланд – не имеет  возраста, и Гафт в этом фильме именно таков – не стар, не молод, а воплощённое вечное, непреходящее зло. С дьявольским смехом и дьявольским же аристократизмом.

Понтий Пилат, которого у Кары играет Михаил Ульянов так же гораздо более убедителен, чем хилый тщедушный Кирилл Лавров у Бортко. И то, что Михаил Ульянов то и дело ассоциируется с маршалом Жуковым не мешает восприятию, а даже – наоборот – создаёт некий военный шлейф. А кем, как не маршалом Жуковым был прокуратор Иудеи? Он солдат, дослужившийся до генерала со всей мудростью и, вместе с тем, с предрассудками старого солдата.

Иешуа, которого играет Николай Бурляев (загримированный так, что б казаться помоложе) тоже гораздо лучше, чем безруковская версия Иешуа. У Безрукова Иешуа был немного бандитским, как-то много в нём было Саши Белого – в интонации, в мимике, хотя, возможно это просто шлейф удачной роли. Бурляев – удивительно точный сплав смирения, с которым он разговаривает с Понтием Пилатом и внутренней силой, которая не «блатная», как у Безрукова, а несколько иного порядка. У персонажа Бурляева, при всём его смирении и кротости есть ощущение внутренней нравственной правоты. Возможно, очень удачно, что сам Бурляев является не только актёром, но и очень верующим человеком (что само по себе, конечно не красит человека живущего в 21 веке), что видимо помогло ему нащупать ту тонкую грань между внутренними религиозными переживаниями и внешними их проявлениями, позволив избежать с одной стороны откровенного попсового китча (в духе нынешней «костюмированной корпорации» РПЦ), но при этом достаточно явственно выразить религиозность.

 

Очень точное попадание в образ – пролетарский поэт Иван Бездомный, которого играет Гармаш. Понравилась ироничная Гелла в исполнении Александры Захаровой.

Единственная неудача – это Маргарита. Маргарита, читающая роман Мастера в очках и напоминающая  советскую учительницу из Ералаша – как-то не очень. Женщина, которая говорит «я хочу продать душу дьяволу», которая принимает парад всякой нечисти, которая разбивает окна в квартире критика Латунского, как мне казалось, не должна иметь тусклый облик советской учительницы. Маргарита в версии Бортко (Анна Ковальчук) – была гораздо точнее, гораздо ближе тому образу, который создал Булгаков.

В целом же - фильм понравился.

Впрочем, есть ещё один элемент в фильме – очень советский, говорящий насколько советским человеком был сам Булгаков. Когда Воланд пытается убедить Ивана Бездомного в том, что бог всё-таки существует, он приводит аргумент о том, что человек сам не может управлять своей судьбой, поскольку не может точно планировать свою жизнь. Если Госплан становится аргументом в пользу религии, а религиозность воспринимается не как мистический опыт, а как «усиление плановости», то конечно же – Булгаков гораздо более советский писатель, чем ему самому хотелось. Мысль о том, что человек может быть свободным и сам, без приказа более высоких существ, может определять и направлять свою жизнь (вполне понятно осуждаемая Воландом), по-видимому слишком смела для советского писателя Михаила Булгакова.

Впрочем, это уже разговор не о фильме, а о самой книге, поэтому он выходит за пределы сегодняшней моей задачи – описать впечатления от фильма.

Tags: Кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments