?

Log in

No account? Create an account

f_husainov


f_husainov

Ф.И. Хусаинов


Previous Entry Share Next Entry
Журавли и лисы. Небольшое соображение по следам методологического семинара в Сахаровском центре
f_husainov
     Как я уже сообщал ранее, 20 февраля в Сахаровском центре прошёл круглый стол, посвящённый проблемам методологии экономической науки (видео с круглого стола доступно по ссылке). Обдумывая аргументы сторон, мне пришли в голову некоторые соображения, которыми я хотел поделиться.
     Мне кажется, что основное противоречие между подходом, который характерен для мейнстрима и подходом австрийской экономической школы, на самом деле, - не противоречие. Это просто два различных, но взаимодополняющих подхода.
     Каждый из этих подходов в отдельности представляется неудовлетворительным.
     Если очень упростить этот спор (а он идёт много лет), то он выглядит так. Представитель мейнстрима (речь идёт не о конкретных представителях, а о собирательном, обобщённом представителе того и другого подходов) говорит, что вот есть параметр А и мы можем измерить его влияние на параметр В. И из этого сделать какой-то вывод, какое-то утверждение о наблюдаемой экономической реальности, какой-то прогноз поведения параметра В.
     В ответ, представитель австрийской школы говорит, что это чрезмерное упрощение и примитивизация экономических процессов, потому что, помимо параметра А есть ещё десять других параметров, влиянием которых мы пренебрегаем (или - вообще не видим этого влияния). И так как все эти параметры мы учесть не можем, то любая попытка эмпирического подтверждения гипотезы – бессмысленна. Но из этого вытекает, два вывода. Во-первых, если последовательно придерживаться этой точки зрения, то мы не сможем проверить – какая из двух альтернативных теорий «лучше», т.е. более точно описывает и предсказывает экономические процессы. А во-вторых, никакое более-менее объективное, проверяемое, фальсифицируемое утверждение об окружающем мире сделать невозможно.
     Но, вообще говоря, наука должна делать некоторые утверждения о реальном мире (за исключением таких специфических дисциплин, как логика и математика, которые в наличии реального мира совершенно не нуждаются). :-)
     Соответственно мы попадаем в такое противоречие: мейнстримовский взгляд всё слишком сильно упрощает, теряя детали и делая неверные выводы из-за зачастую некорректных посылок или неполноты имеющейся информации. А австрийский взгляд, понимая, насколько сложна и многофакторна та или иная экономическая проблема, вообще отказывается делать какое-то проверяемое (фальсифицируемое) утверждение, кроме тавтологичных.
Но тавтология в математике - это нормально; все аналитические суждения, как мы помним из старика Канта, тавтологичны. В остальных же науках мы должны делать какие-то синтетические суждения.

     Напомню, что аналитические суждения, это например, такие «все углы в квадрате по 90 градусов», в таком суждении, утверждение о величине углов уже содержатся в определении квадрата. Аналитические суждения не нуждаются в экспериментах для подтверждения, их можно получить с помощью логики или математики. Они как бы уже содержатся в исходных посылках.
     А синтетические суждения - это суждения, которые прибавляют нам знаний, по сравнению с посылками. Например, ответ на вопрос о том, как связаны динамика неравенства и экономического роста – прямой зависимостью, обратной зависимостью или совсем не связаны невозможно вывести из определения неравенства и экономического роста. Тут требуется анализ статистических данных по странам.
     В каком-то смысле противопоставление этих двух видов суждений похоже на спор Декарта и Ф.Бэкона об источниках знания – разум или опыт?

     Так вот, в первом случае (мейнстримовский подход) мы можем получить утверждение, которое будет научным, осмысленным, но ошибочным (из-за свойственного моделям упрощения), во втором (австрийский подход) - либо формально верное, но нефальсифицируемое утверждение (т.е. не научное), либо отказ вообще делать какое-то утверждение.
     Решение этого спора, на мой взгляд, лежит на пути отказа от методологического монизма. Иначе говоря, мейнстримщики должны понимать, что модель – это упрощение («Все модели- ошибочны, но некоторые из них – полезны» сказал кто-то из классиков), и изучать саму экономическую реальность, сущность выбора, многогранность процессов в той или иной изучаемой сфере. А австрийцы должны понять, что эмпирическое подтверждение их выводов- ничуть не меньшая, по важности задача, чем само получение выводов.
     Например, доказательство того, что регулирование цен приводит к дефициту на теоретическом уровне прекрасно сформулировано в книге «Власть и рынок» М.Ротбарда, но гораздо более убедительным оно будет тогда, когда вы подкрепите и проиллюстрируете этот вывод примерами из советской плановой экономики. Например, книга доктора историч. наук А.Ю. Давыдова «Мешочники» показывает это с гораздо большей наглядностью. Ведь как заметил Исаак Ньютон (не самый последний теоретик), «При изучении наук примеры полезнее правил».
     Вывод таков: отказ от одной из этих противоположных методологических традиций приведёт к резкому уменьшению эвристической пользы от экономической науки.

     Помните сказку про журавля и лису? Журавли могут есть кашу из кувшина, но не могут есть с тарелки, а лисы не могут засунуть голову в кувшин и каша им недоступна, но легко могут слизать кашу языком с тарелки.
     Если в лесу выйдет приказ, который заставит всех есть только из кувшина или только с тарелок, то либо лисы либо журавли – вымрут.
     Если в экономической науке победит только одна из этих двух методологических традиций, то целый ряд важнейших результатов- не будет получен. Например, Рональд Коуз или Фридрих фон Хайек или Оливер Уильямсон не получили бы свои Нобелевские премии по экономике, если бы от них требовалось писать на языке математики. Идеи Джона Нэша, наоборот, оказали влияние на экономистов именно потому, что были сформулированы на языке математики, без которого, их важность, возможно, не была бы оценена (а может даже и не была толком выражена).
     По видимому, в разных сегментах экономической науки и для разных задач, требуются различные методы.

     Дискуссия, которая была на прошедшем круглом столе и, в ещё большей степени, дискуссия которая продолжилась по окончании круглого стола (на after party) показала, что некоторые представители противоборствующих лагерей понимают необходимость сближения позиций и признают некоторую преувеличенность взаимной непримиримости сторон.

  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1