f_husainov


f_husainov

Ф.И. Хусаинов


Previous Entry Share Next Entry
Лекция Олега Хлевнюка про "Большой террор" 1937-38 гг.
f_husainov
     В прошедшую субботу - 16.12.2017 г. в шуваловском корпусе МГУ им. Ломоносова прошла лекция историка, доктора ист. наук Олега Хлевнюка, посвящённая "большому террору" 1937-38 годов.


1.

     Хлевнюк известен как один из самых авторитетных в России (а может быть и самый авторитетный) специалист по сталинскому времени, Сталину, репрессиям и сопутствующим темам. Он автор не только множества научных книг (таких как, например "Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры" или "Холодный мир. Сталин и завершение сталинской диктатуры", изданных Росспэном), но и популярного исторического бестселлера "Сталин. Жизнь одного вождя", выпущенного издательством "Corpus".
     Представляя Хлевнюка слушателям, организаторы лекций отметили, что "Второго такого глубокого специалиста по сталинскому периоду - не найти". В связи с таким высоким авторитетом историка, в субботний день на лекцию пришло довольно много народу.


2. Олег Хлевнюк, МГУ, 16.12.2017 г.

     Манера чтения лекции у Хлевнюка была удивительная: на первый взгляд казалось, что на трибуну поднялся безликий серый бюрократ - костюм, галстук, ни тебе эпатажного внешнего вида, принятого сегодня у многих представителей гуманитарных наук, ни тебе ораторских приёмов в духе Эдварда Радзинского. :-)   Но постепеннотвслушиваясь в спокойную монотонную речь, понимаешь, что этот лектор увлекает за собой аудиторию не внешними приёмами, а ходом мысли и стройным, структурированным изложением фактов. Спокойная академическая подача вместо того, что бы усыпить слушателя приводит к другому эффекту: возникает ощущение, что учёный знает об исследуемом периоде всё.
     Начал Хлевнюк свой доклад и краткого обзора историографии вопроса и с доклада Н.С. Хрущёва XX съезду КПСС. Основным в концепции Хрущёва было то, что репрессии обрушились, главным образом на членов партии. Возможно, это была попытка самооправдания? Да, партия виновата в терроре, но и сама портия пострадала больше всех. Более поздние исследования социального состава репрессий показали, чт это была ошибочная точка зрения.

     Отметил пионеров, открывших эту тему для общественности - Роберта Конквеста ("Большой террор") и Александра Солженицына ("Архипелаг гУЛАГ"). Конквест и Солженицын - ещё не научное, а лишь художественное осмысление феномена репрессий. Можно сказать - донаучное.



3. Ревизионисты: Арч Гетти

     Затем, после Конквеста и Солженицына самым популярным направлением на Западе стал своего рода "ревизионизм", который рассматривал социальные аспекты сталинского террора и пытался осмыслить террор в контексте отношений между группами влияния в обществе. Крупнейшим представителем этого направления был Арч Гетти (см. фото 3). Основной тезис ревизионистов заключался в том, что террор 1930-х годов был не централизованным явлением, идущим "сверху", а результатом инициаимв "снизу". Якобы региональные партийные лидеры боялись потери власти в результате выборов и появления протестов и эти-то злые люди и заставили доброго Сталина начать террор.
Эти первые два этапа развития давали большой разброс в оценке количества жертв - у Конквеста-десятки миллтонов, у Гетти - десятки тысяч.
В настоящее время, в России идеи ревизионизма переживают некоторый ренессанс: этим идеям наследуют книги, например, Ю.Жукова.

     Вместе с тем, подробное изучение архивных данных за последние 10-15 лет заставило историков кардинальным образом пересмотреть свою точку зрения на механизм репрессий.


4.

     Тема лекции, главным образом посвящена террору 1937-38 годов, в том числе и потому, что по этим годам можно более-менее надёжно утверждать о цифрах репрессий. За неполных два года "большого террора" (1937-38 гг.) было арестовано 1,5 млн человек и 680 тыс.чел. - расстреляно. Причём, из этих 1,5 млн. партийных работников было лишь несколько десятков тысяч человек, а подавляющая часть - рабочие и крестьяне, что опровергает тезис Хрущёва.


5.

     Лектор подробно остановился на приказе № 00447, утверждённом Политбюро в 1927 г., с которого, собственно говоря и принято отсчитывать проект под названием "Большой террор"


6.

     Данные архивов, переписка членов Политбюро, резолюции Сталина и другие доступные сегодня для историков документы свидетельствуют, что террор носил централизованный характер и это была инициатива "сверху", а не "снизу". Каждая область, каждая республика получала "план" по арестам (см. фото 6), где указывалось - 1 категория (расстрел), 2-я категория (лагеря, тюрьми и т.д.). То есть, общество было плановым в полном смысле этого слова. В связи с тем, что такие огромные массы народа судебная система не могла пропустить через себя и возникла необходимость в т.н. "тройках".
     Регионы иногда запрашивали "встречный план": разрешите увеличить план по арестам с 60 тыс до 100 тыс человек! И Сталин им обычно разрешал.
     Всего с личными резолюциями Сталина известно 383  расстрельных списка с поимённым перечислением, в общей сложности 44,5 тыс. человек. Любопытно, что Сталин иногда собственноручно переносил какие-то фамилии из первой категории во вторую и наоборот.


7.


8.

     На фото 8 приведены данные о некоторых наиболее известных "этнических" чистках, когда целью кампании становились отдельные народности СССР. Идея сталинских этнических чисток заключалась в том, что в случае военного конфликта эти нации (или группы, как, например, "харбинцы") могут быть питательной средой как для недовольства властями, так и для шпионажа. Важная черта сталинского правосудия: вас арестовывают и, в некоторых случаях, расстреливают - не потому, что вы что-то совершили, а потому, что при определённом стечении обстоятельств вы, возможно, будете делать (или думать) что-то, что не нравится властям.


9.

     Любопытный вопрос: как организовывался террор? Как формировались списки потенциальных арестованных? Ключевым источником для формирования таких списков были анкетные данные, в которых, согласно учётным категориям НКВД, фиксировались такие признаки граждан как "бывшие дворяне", например. И эти "зоны риска" (см. фото 9) были источником для последующих уголовных дел (а так же "круги по воде" -один арестованный называл пару имён, их арестовывали и каждый называл ещё пару имён и т.д.). Сначала эти анкеты помогали чекистам в "точечных" репрессиях, а потом, когда возникала необходимость в искоренении тех или иных категорий массово ("уничтожить кулаков как класс"), фактически именно анкеты, а не совершённые преступления были основой ликвидации соответствующих категорий граждан.
     На фото 10 приведены утверждённые Сталиным и Молотовым дополнительные лимиты на расстрел.


10.


11.
     На фото 11 приведены некоторые данные о демографических характеристиках репрессированных. Как видно из списков - это рабочие, крестьяне и служащие в трудоспособном возрасте (кстати, отчасти именно этим объясняется снижение производительности труда в 1937-38 гг.)
     Любопытно, что женщин среди репрессированных было менее 10 %. Как отмечает Хлевнюк, советское общество тех лет было настолько патриархально, что не очень допускало мысль, что женщина может быть самостоятельным человеком и соответственно - врагом народа или шпионом. :-)
     Попутно Хлевнюк разбивает ещё один старый миф. Все знают старую шутку Сергея Довлатова про "А кто написал 10 миллионов доносов?" И действительно, в обыденном сознании донос представлялся важнейшим элементом системы репрессий.
     Исследования показали, что доносы были причиной арестов в единичных случаях. Чекисты не любили работать с доносами, поскольку это требовало кропотливой проверки. Гораздо проще работать со списками, например, сотрудник НКВД шёл в паспортный стол и выписывал все фамилии, заканчивпющиеся на "ий" и их адреса, и вот готово дело для массовых арестов поляков, например.
     Миф о том, что люди писали много доносов активно распространялся и культивировался самим НКВД и был выгоден власти, поскольку , в каком-то смысле отводил от НКВД некоторую часть негодования и переключал его на "доносчиков". На самом деле, в процентном отношении, среди источников террора, доносы играли наименьшую роль.


12.

     Затем в лекции были рассмотрены основные существуюшие среди историков гипотезы о причинах "юольшого террора" (фото 12) с разбором "слабых сторон" этих гипотез и предложением своей версии.
     По аналогии с тем, что историки-мидиевисты много десятидетий спорят о причинах появление института опричнины при Иване Грозном, историки, специализирующиеся на советском периоде выдвигают различные гипотезы, объясняюшие причины террора 1930-х годов. Но об этом я писать здесь не буду, это нужен большой отдельный пост, а интересующиеся могут посмотреть видео этой лекции (её обещали выложить).


13.
     По окончании лекции Олег Хлевнюк отвечал на вопросы слушателей, переданных посредством записок и заданных устно.
     Я спросил его о том какая существует среди историков более-менее консенсусная оценка величины репрессий за сталинский период?
     О.Хлевнюк ответил примерно следующее:
     Вообще говоря, это очень сложный вопрос, по многим причинам, как методологического характера, так и в связи с неполнотой источников. Если говорить очень грубо, то с 1930 года по 1953 год суммарно было вынесено около 20 млн. приговоров о заключении плюс к этому около 6 млн. чел. (главным образом крестьян, "кулаков") отправлено в ссылку плюс около 800 тыс. человек - расстреляно. Итого величина репрессий получается в диапазоне от 25 до 27 млн. человек. При этом, необходимо оговориться, что с одной стороны в эту статистику не попали те, кто погиб в тюрьмах до вынесения приговора, с другой стороны, за указанный период некоторые могли быть осуждены два раза и "задвоились". По расстрелянным, впрочем, такого "задвоения" нет, поскольку обычно расстреливают только один раз.
     Кроме того, есть одна методологическая особенность учёта-некоторые лица- формально были осуждены за воровство (например, был приведён случай, когда по знаменитому  "закону о трёх колосках" женщина получила реальный тюремный срок за одну украденную буханку хлеба, но если для юристов это будут уголовники, - отметил Хлевнюк и формально говоря это так,  то "у историка язык не повернётся их так назвать", для историка они будут репрессированные режимом.

P.S. И ещё. Книга Олеа Хлевнюка - "Сталин. Жизнь одного вождя" - это действительно бестселлер. Базируясь на самых последних достижениях исторической науки (новых архивных данных, новых концепциях, итогах многолетних споров) она представляет собой с одной стороны авторитетный научный труд, а с другой - захватывающе интересное повествование.

?

Log in

No account? Create an account