f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

О странностях национализма

     Недавно я обратил внимание на одну любопытную закономерность. Среди людей, являющихся, что называется "признанными специалистами" в своих областях - от теории вероятностей и ядерной физики до философии и экономической географии (не говоря уж об экономической истории) практически не встречаются люди с националистическими (и уж, тем более, нацистскими в той или иной степени) взглядами.
     С чем это связано?
     Мне кажется вот с чем.
     Многие люд самоидентифицируют себя с какими-то социальными или профессиональными группами. При этом, чем сильнее групповая самоидентификация по профессиональному, например, признаку, тем слабее ощущение таких признаков, как религиозный или национальный или географический. Например, астрофизик-американец с большим интересом будет общаться с астрофизиком-русским, чем со своим американским таксистом или фермером. Поэтому, если в обществе силён "культ" профессионализма (в широком смысле - от профессии до круга научных интересов, от специфических профессиональных навыков до одинаковых хобби), то национализм в таком обществе, как мне кажется, не развивается. Национальность становится чем-то незначительным, если оба человека обсуждают какие-нибудь космические чёрные дыры или особенности ДНК морских ежей или влияние денежной массы на инфляцию. Националистическая же повестка может быть популярной только в обществе, где каждый не чувствует себя состоявшимся профессионалом и членом профессионального "клуба", и тогда единственной соломинкой для объединения вокруг хоть чего-то общего - становится национальная община, национальная принадлежность, так сказать - "кровь и почва".
     Кроме того, в развитых обществах у человека не одна, а множество самоидентификаций - помимо профессионально, это ещё - мировоззренческая (либерал, коммунист), политическая (монархист, республиканец), религиозная, географическая (сибиряк, житель Урала, житель Поволжья), принадлежность к различным субкультурам и сообществам (любитель истории, любитель охоты и рыбалки, любитель спорта, фанат спортивной команды или рок-группы, филателист или киноман и т.п.). Национальность в такой интеллектуально насыщенной среде становится делом десятым и перестаёт играть какую-то роль, кроме любви к особенностям той или иной этнической культуры или национальной кухни).
     Поэтому-то, наверное национализм в научной, академической среде выглядит такой дикостью, что нация - это слишком третьестепенный, случайный фактор, что бы строить на нём, например, политическую партию. Это всё равно что создавать, например партию рыжих или партию зеленоглазых или партию больных плоскостопием.
     Но как только в обществе начинается интеллектуальноу упрощение (и "уплощение"), когда культура вместо "сложной", становится "простой" и архаичной, когда есть - условно говоря - "правильные пацаны"/социально-близкие и "пятая колонна", "враги народа" или "враги рейха", то национализм получает питательную почву. Его источник - упрощение интеллектуального ландшафта. Не случайно, академик Д.С. Лихачёв, объясняя причины, по которым была задумана серия "Литературные памятники", говорил, что национализм невозможен в обществе, где люди читают книги разных стран и культур.
     Эта же гипотеза объясняет, почему у некоторых народов (особенно - азиатских, кавказских и т.п.) национализм ещё существует. Если в обществе отсутствуют самостоятельные страты, независимые от государства, от бюджетного финансирования, то в таком обществе не сложится круг независимых профессионалов и не появится "профессиональная самоидентификация".
Tags: Заметки, Философическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments