f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Categories:

Семинар в ВШЭ про кризис (25.12.2014 г)

     Я ранее обещал написать тут небольшой отчёт о семинаре Е.Г. Ясина, прошедшем 25.12.2014 г. в стенах ВШЭ. Темой семинара был наступающий экономический кризис.

hse25122014
  На фото, слева направо: Н.А. Акиндинова, Е.Т. Гурвич, Е.Г. Ясин, И.. Николаев Н.А. Волчкова, К.И. Сонин.

     Несколько, наиболее запомнившихся тезисов, из прозвучавших там.
     Перед началом семинара К.Сонин предупредил, что он должен будет уйти по-раньше и поэтому просит дать ему выступить первым, после доклада Е.Т. Гурвича. В ответ Е.Г. Ясин сказал: «Да, пожалуйста, хотя я не понимаю, что может быть такого интересного, что это можно предпочесть нашему семинару».
     Первым выступил Е.. Гурвич. Его доклад был построен на основе опубликованной в «Вопросах экономики» статьи (в соавторстве с А.Кудриным).
     Некоторые из тезисов Е.Т. Гурвича:
     - В экономике важно не то, кто прав. Важно то, во что верят инвесторы. Если инвесторы верили в кризис, то он наступает. В нынешний кризис ЦБ накопил резервов больше, чем в кризис 1998 г., но банки привыкли ко квази-фиксированному, квази-номинальному курсу. Денежные власти, ЦБ считали, что фиксированный курс- это основа стабильности, что без этого наступит хаос на финансовых рынках, наступит банковский кризис. В результате банковского кризиса не было, но цена за это была непомерно большая – и с точки зрения потери резервов и с точки зрения падения ВВП. В итоге, был сделан вывод [по всей видимости, имеется в виду - денежными властями], что нужно уходить от «управляемого плавания».
Главный плюс плавающего курса заключается в том, что включается механизм автоматической адаптации, что особенно важно для стран, зависящих от экспорта природных ресурсов и которые поэтому подвержены внешним шокам.
Но у нас мало возможностей воспользоваться этим потенциалом самоадаптации. Сейчас мы получили санкции, что эквивалентно внезапному отказу инвесторов от инвестиций. Не будем сейчас рассматривать причины этого. Сейчас все ожидают на следующий год спад инвестиций примерно на 15 %.
     Наша экономика сегодня негибкая, за этим стоит нерыночность нашей экономики, слабость рыночных механизмов. Мы, т.е. экономика, слабо реагирует на изменение цен. Относительно слабо.
     Валютный коридор хорош только в условиях стабильных цен на нефть.
     Нашему ЦБ не повезло, поскольку совпали два очень сильных негативных внешних шока и один внутренний перелом – переход к новому режиму, непривычному. Причём сам переход происходил в экстремальных условиях.
     Здесь мы видим роль номинального якоря. Без номинального якоря может произойти чёрт знает что. И именно это и произошло у нас. Это первое. И второе: несколько непоследовательно вёл себя ЦБ, он не мог решить как ему действовать. Он – то проводил интервенции, то объявлял, что будет зажимать ликвидность. И ко всему– выяснилось, что у нас - прямо по Оруэллу – есть компании, которые более равны, чем другие и которые могут получать ликвидность вскоре после того, как ЦБ объявил о её «зажатии» каким-то непонятным образом. Естественно, что в этих условиях координация невозможна и неизбежен провал. Это то, что я думаю о причинах кризиса.
     Теперь – о том, что делать. Я рискую своей репутацией либерального экономиста, но сегодня мы не можем жить без номинального якоря и я не вижу другого способа его создать, кроме как продлить на год режим «управляемого плавания». А затем продолжить движение к плавающему курсу, поскольку плавающий курс – это как демократия: у него много недостатков, но остальные варианты – ещё хуже.

Тезисы К.И. Сонина:
     - Я так понял, что мы решили обсуждать состояние больного, находящегося в реанимационной палате не упоминая, как он туда попал.
     Я хочу обратить внимание на отличие этого кризиса от кризиса 1998 г. То, что происходило в кризис 1998 проходило на фоне того, что у нас было большое количество безработных (по российским меркам) и большое количество незагруженных мощностей. И поэтому мы получили тот самый эффект от девальвации, который описан в учебниках по макроэкономике. Тем, кто ждут сегодня эффекта от девальвации, я хочу сказать, что никакого эффекта положительного не будет, потому что нет незадействованной рабочей силы и почти нет незадействованных мощностей.
     Соответственно тот пожар, который в экономике происходит происходит на фоне постоянно снижающихся (на протяжении последних 10 кварталов) темпов роста, которые плавно сошли до нуля.
     В таких условиях рост экономики может происходить за счёт других- структурных факторов: роста производительности труда или технологического прогресса.
     Если вы видели прогноз Евсея Томовича, то вы можете увидеть, что даже без этого кризиса (если этот пожар будет погашен), нас всё-равно, ожидала бы стагнация, чистой воды стагнация.
     Ещё один момент. Мне всё-таки репутация либерального экономиста дороже. Я выступлю за плавающий обменный курс. Мы, в России, учебник по макроэкономике не только читаем, но и, отчасти – пишем. Фиксированный курс даже не надо объявлять. Если ЦБ просто придерживается какого-то правила. Даже не важно, каким правилом ЦБ пользуется. Если все верят, что эти правила выполняются, то это уже очень полезно. И уроки прошлых кризисов этому нас учат. У нас в 2014 г. весь год был плавающий курс, а не только с октября. В этом ЦБ был успешен.
     ЦБ, на мой взгляд, допустил катастрофическую ошибку, которая перевешивает всё то, что они сделали правильно. В отличие от всех предыдущих ЦБ, они не установили никакого канала общения с широкой публикой. Традиционно, эту функцию выполняет первый заместитель председателя ЦБ. Ксения Юдаева – самый грамотный макроэкономист на ответственной должности в истории России, но она не тот человек, который может говорить с широкой публикой. Ровно настолько, насколько она лучше понимает макроэкономику, чем предыдущие заместители, настолько она хуже коммуницирует.
     Дело в том, что доверие к ЦБ невозможно установить в кризис, оно устанавливается в годы до кризиса, предшествующие кризису.

Тезисы И.А.Николаева:
- Прежде чем говорить, что делать, важно понимать, почему всё это происходит и как мы дошли до жизни такой,
Вы все прекрасно помните, что у нас было с темпами роста нашей экономики. Прирост ВВП по итогам первого полугодия нынешнего, 2014 года - +0,8 %, в прошлом – 2013 году прирост был +1,3 %, в 2012 +3,4 %, в 2011 прирост +4,3 %. То есть темпы роста все последние годы неуклонно понижались.
     В первом полугодии этого года, как я уже сказал, + 0,8 %. Никакого падения цен на нефть, никаких санкций. Если бы этого ничего и не было мы всё равно бы сюда пришли. Другое дело – чуть позже, не так болезненно, но мы бы были здесь.
     Сейчас важно разобраться - чем предопределялась эта динамика?
     Но пришла беда- открывай ворота. Мы и так к этому шли, но тут добавились санкции, затем антисанкции, затем цены на нефть.
     На волне преодоления первой волны кризиса 2008-2009 г., показалось, тем, кто принимает экономические решения, что достаточного это пройти, взяли большие, не снижаемого характера бюджетные обязательства, 20 триллионов на оборону, мегапроекты, Мундиали. Социальные расходы тоже выросли. А затем всё быстро закончилось, но бюджетные обязательства на совершенно ином уровне и что бы их поддерживать, придётся повышать налоговую нагрузку. Теперь у нас повышаются налоги в самый неподходящий момент. Плюс пошёл откат по целому ряду реформ, например, по пенсионной реформе. А это вносит неопределённость. А неопределённость – важнейший фактор, оказывающий дестимулирующее воздействие на экономику. Минусовая динамика инвестиций в основной капитал началась до падения цен на нефть и до санкций.
     Что же касается падения цен на нефть, то в последние годы, когда начали разрабатывать темы, связанные со сланцевым газом было понятно, что цены на нефть должны упасть. И мы проспали эти сланцевые перспективы. Но беспристрастный анализ говорил, что это дело времени. Понятно, что они упали в самый неподходящий для нашей экономики момент, но само по себе – падение (раньше или позже) не было неожиданностью.
     Теперь о перспективах 2015 года. Безусловно будет рецессия от минус 2 % до минус 4 %, инвестиции примерно минус 8 % – минус 10 %, инфляция около 14 %, среднегодовой курс доллара 70 руб. Тенденция к ослаблению курса рубля продолжится, потому что тенденцию определяют фундаментальные факторы.
     Фундаментальные факторы. Первый - цены на нефть. Они останутся примерно на нынешнем уровне. В Эмиратах и Саудовской Аравии сегодня все готовы к уровню 50 долларов за баррель и прогнозируют именно такую цену. Второй фундаментальный фактор – состояние российской экономики.
     Но меня больше всего волнует даже не 2015 год, а 2016-17 гг.
     Весь 2015 год будет со своими прелестями мы входим в него с растущей инфляцией, затем у нас «налоговые манёвры», затем «разморозка» тарифов естественных монополий. Резервов хватит не больше, чем на 2-3 года. Кстати, В.В. Путин в своих интервью несколько раз говорил, что у нас есть резервы 400 с лишним млрд. долл. а ещё есть Фонд национального благосостояния, мне пришлось даже колонку об этом написать и ему, наверное помощники объяснили потом, что это не «и», а «в том числе» и в последнем интервью он уже не говорил «резервы и фонд национального благосостояния»
    Наш прогноз на 2016 год: если падение составит 3-4 %, это в лучшем случае.
     Но, что самое обидное в этом наступающем кризисе, по человечески обидное – это то, что это не обязательный кризис.
В 1991 г был переход от одной системы к другой, там понятно, что кризис должен быть, в 2008-2009 г. был мировой кризис, там тоже всё понятно. Но в этот раз в принципе это не обязательный кризис. То есть, понятно, что на горизонте нескольких лет всё к этому шло, но в целом, этот кризис – необязательный, т.е. его можно было избежать (некоторые тезисы и цифры доклада И.Николаева есть вот в этой презентации). 
Tags: ВШЭ, Научные мероприятия, Сонин, Экономика, Ясин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments