f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Categories:

"Потомок русских крестьян в стихии постсоветского рынка"

     Один из самых интересных текстов, который я прочитал в своей жизни - это статья профессора СГУ, доктора философ. наук Вадима Юрьевича Михайлина "Потомок русских крестьян в стихии постсоветского рынка".
     Статья эта была опубликована в 2007 г., и была переиздана в 2008 г. в сборнике "Хозяева и маргиналы" (издан в Саратове, в Москве продаётся тут).
th18623
     Приведу две цитаты. Первая - про, столь любимую славянофилами "общину":
      "Во-первых, я с самого начала – и принципиально – отказываюсь рассматривать русского крестьянина как носителя «коллективного» или «общинного» сознания, неведомой мне (и историческим источникам) «русской соборности» и прочих кабинетных придумок, коими умствующая русская интеллигенция, начитавшись немецких книжек, тешила себя в середине XIX века (...). Русский крестьянин всегда был индивидуалистом и крайне подозрительно относился к любым попыткам загнать его в общее стадо – при том, что государственные и культурные российские элиты с единодушием, удивительным для пестрой компании из Екатерины II и товарища Сталина, господ Герцена и Хомякова, графа П.Д. Киселева и философа Соловьева всеми силами заталкивали его именно туда [42]. До конца XVI – начала XVII века подавляющее большинство русских крестьян предпочитало селиться не мифическими «общинами», а хуторами по один-два двора, да и в более поздние эпохи преобладающим типом деревни были поселения с количеством дворов от пяти до десяти [43]. Укрупнение поселений, введение практики «круговой поруки», при которой «все отвечают за всех», а также прочих «общинных» радостей осуществлялось стараниями военизированных элит, кровно заинтересованных в тотальной проницаемости и подконтрольности крестьянского мира. «Община» была частью политики по установлению и укреплению – сверху! – крепостного права, стратегической идеологемой, которая сохранила свою действенность и в советском, колхозно-совхозном издании все того же крепостного права."
     И, для затравки, ещё одна цитата: "Но почему же крестьянин сам живет в покосившейся избе, носит худую одежду и нарочито неопрятен в привычках и повадках? А почему персонаж Ярослава Гашека по имени Йозеф Швейк радостно признавался любому армейскому начальству, что он идиот? Барин или управляющий для крестьянина – ничуть не лучше татарского баскака времен Золотой орды. С бедной избы, с оборванного человека и взять нечего – это же сразу видно. А вот если сам ты будешь чист и опрятен, а изба твоя будет сиять свежим тесом на всю деревню, – угадай, кого в этой деревне сделают старостой? При том, что круговой поруки никто не отменял, и что именно старосты, десятские и прочий незадачливый сельский актив будет отвечать за любую барскую дурь и за вполне законные с его собственной точки зрения стратегии сопротивления со стороны односельчан – кражи, недоимки, порубки, потравы, нежелание работать на барина или на государство «как следует», прямую порчу вверенного имущества и т.д. "
     Это пока более-менее очевидные мысли, а вот дальше автор предлагает невероятно интересную и, на мой взгляд, чрезвычайно продуктивную концепцию, объясняющую кажущееся противоречие между моделью поведения крестьянина, описываемого в идиллических тонах и моделью поведения -почти колониальной - по отношению к "чужим" - барину, управляющему, баскаку времён Золотой орды.
     Но цитировать я эту часть статьи не буду, благо добрые люди выложили этот текст в свободном доступе (по ссылке).
     
Tags: Саратов, Философическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments