f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Categories:

Большое интервью Сергея Гуриева журналу "GQ"

Очень интересное большое интервью Сергея Гуриева журналу "GQ" о России, Франции, США, Ханне Арендт, оппозиции, ОМОНе:

guriev_par
Несколько фрагментов:

— У меня было несколько профессий. По призванию я ученый и хочу заниматься исследованиями.(...) Во Франции и Америке таких людей много — ученых, пытающихся участвовать в общественной дискуссии. Но в России с этим тяжело. (...)

Моя работа — в том числе и анализировать эти данные. И я вижу, что дело, мягко говоря, не только в том, что есть цензура на Первом канале и что нет свободных выборов, а в том, что инвесторы почему-то боятся политической стабильности даже больше, чем политической нестабильности.

— В России люди не верят, что можно что-то изменить. И часть работы пиарщиков и пропагандистов состоит в том, чтобы продолжать им это рассказывать. Средний россиянин не верит, что я, как публичный интеллектуал, говорю то, что считаю нужным, а не потому, что мне проплачено.

— Вся наша количественная теория — стохастическая. Вы можете предсказывать вероятности и оценивать уровень неопределенности. Неопределенность развития событий есть в любой стране. Например, Олланд выиграл у Саркози с перевесом всего в два с половиной процента. Никогда в американских праймериз нельзя за год угадать, кто будет кандидатом в президенты. Неопределенность есть. Но это не означает, что мы ничего не можем предсказать. Например, мы знаем, что уровень неопределенности с точки зрения экономической политики и уровня жизни во Франции намного меньше, чем в России. Есть ли вероятность, что Лувр закроют через год и здесь будет торговый центр? В ближайшие 50 лет — вряд ли. А вот в режимах, где нет демократических институтов и верховенства права, уровень неопределенности выше.

Стабильный президент ведет к нестабильности во всем остальном?

— (...) Спектр возможного развития событий в недемократических режимах очень широк. Возьмем «арабскую весну». Эти режимы были похожи, но изменились совершенно разными способами. Есть Салех, живой, живет в своей стране. Есть Бен Али, живет в Париже. Есть Мубарак, сидит в тюрьме. И есть Каддафи... Когда вы такие вещи начинаете публично рассказывать в России, власть страшно обижается — как будто принимает эти теории на свой счет. Что еще мы можем предсказать? Каждая посадка людей типа Навального или обвиняемых по Болотному делу в краткосрочной перспективе пугает людей. Если вы знаете, что вас ни за что ни про что могут посадить за выход на улицу, вы не пойдете туда. Потому что у вас есть дети, обязательства перед коллегами — поэтому вы не можете идти на улицу. Но в долгосрочной перспективе каждая такая посадка означает, что власти, скорее всего, не смогут уйти мирно. Если вы сажаете сегодня — завтра посадят вас. Если вы стреляете сегодня — с большей вероятностью выстрелят и в вас. Это важный принцип.

Tags: Гуриев, Политическая экономия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments