f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Categories:

Краткие заметки с "Московского экономического форума"


20-21 марта в МГУ проходил  «Московский экономический форум», который собрал преимущественно экономистов левой части идеологического спектра – от умеренно левых социал-демократов до совсем «отмороженных» марксистов. Впрочем, эта публика была разбавлена некоторым количеством учёных и других взглядов, о чём речь пойдёт ниже.

Открыли форум ректор В.А. Садовничий, и сопредседатели оргкомитета директор института экономики РАН Р.Гринберг и К.Бабкин. Директор института экономики РАН Р.Гринберг начал своё выступление с красивой метафоры. «Как говорил Гёте – здоровье – это не всё, но без здоровья – всё остальное – ничто. Примерно так же мы можем сказать и об экономике».

Первая пленарная дискуссия имела звонкое название: «Кризис рыночного фундаментализма в мире и России. Рождение новых ориентиров».


Первым выступил проф. МГУ А.Бузгалин, который яростно клеймил современный капитализм с личной ненавистью в голосе. «Этот якобы свободный рынок – говорил он – выгоден только крупным корпорациям, сращенным с государством». После этих слов все посмотрели на президента РЖД В.Якунина, сидевшего на сцене в паре метров от Бузгалина. Якунин как-то сразу опустил глаза, и Бузгалин продолжил свой зажигательный спитч. «Часто говорят, что свобода возможна только в том обществе, где есть частная собственность, но это – неверно. Возможна свобода и без частной собственности».

Каким образом возможна свобода без частной собственности услышать очень хотелось, поскольку до сих пор этого никому не удавалось ни реализовать на практике, ни даже смоделировать теоретически – всё же от Томаса Мора и Кампанеллы все социалисты настаивали на тоталитарном характере государства, как необходимом элементе социалистической организации общества. Но Бузгалин не дал ответа.

Затем Бузгалин сказал, что настоящий тоталитаризм – это свободный рынок, противопоставив ему государственное регулирование, которое – де есть настоящая свобода. Диалектика – всегда была сильной стороной марксистов: «Жизнь – это смерть», «Свобода – это рабство».

Половина экономики производит бесполезные товары – подытожил марксист Бузгалин.

Свободный по марксистски рынок – это не тот, где производят товары в соответствии со спросом потребителей, а тот на котором Бузгалин и его товарищи определяют – что нужно производить, а от чего нужно отказаться.


Затем слово дали Иммануилу Валлерстайну. Неомарксист, живой классик и патриарх западной левой социологической мысли оказался не столь плоским и примитивным, как его советские марксистские коллеги.

Доклад его назывался «Структурный кризис или почему капитализм перестаёт быть эффективной моделью».

Капитализм находится в структурном кризисе, который начался не в 2008 г, а в 1970-е – сказал Валлерстайн – и будет длиться ещё лет 20-30.

Кстати, заметное отличие «настоящих», классических западных «левых» от многих наших «левых» заключается вот в чём.

Наши левые против рынка и частной собственности.

Западные левые, вслед за Броделем и Валлерстайном разделяют понятие «рыночная экономика» и «капитализм». Говоря о том, что в самой по себе рыночной экономике нет ничего плохого, если это честная конкуренция малых производителей. Плоха та система, которую они и называют собственно «капитализмом» и под которой понимают общество крупных корпораций, поддерживаемых государством.


Президент «РЖД» В.Якунин для начала прошёлся по «неолиберальной» экономической модели, затем покритиковал ФРС США за то, сколько денег она напечатала (т.е. за «мягкую» монетарную политику).

Затем Якунин говорил о том, что необходимо развивать инфраструктуру и о том, какой хороший крдитный рейтинг у «РЖД».

Кроме того, Якунин покритиковал банковскую систему, сказав, что в Швейцарии можно занимать под 2 %, а в России – не меньше, чем под 8 %, да и то для крупной компании, какой является РЖД.

Здесь, кстати есть два забавных момента, о которых я думаю, когда слышу критику монетарной (денежной) политики США - слева.

Первый. Упрёки в адрес США по поводу печатанья денег звучат часто. Но посмотрим на денежную политику США в более широком международном контексте. С 1996 года по 2008 рост денежной массы (М2) в Китае составил в среднем 17,4 %, за этот же период в Еврозоне - рост 7.1 %, в США рост 6,3 %. И вот, что происходит после кризиса: начиная с 2009 года рост М2 в Китае составил 26,6 проц., в США, рост всего на 3,5 %, в Еврозоне 2,3 проц. В 2012 в Китае около 30 %.

Посмотрим на Россию: в 2011 г. рост денежной массы был 22,3 %, а в 2012 г. его снизили до 12 %. При этом в США в 2012 г. было (сейчас не найду цифру) что-то около 6,5 % (в отличие от остальных приведённых цифр эту  - 6,5 % - я не проверил, если ошибаюсь - позднее исправлю).

Т.е. США мы критикуем за рост от 3,5 до 6,5 % - это слишком много. А сами печатаем от 22 до 12 % - это нормально и даже (если говорить о левых экономистах) просят «подпечатать ещё» и «направить на модернизацию».

И второй забавный момент – многие левые экономисты ругают «монетаристов» за рекомендации о том, что нужно держать низкий уровень инфляции, что на взгляд левых – неправильно. (Один из них в выступлении на каком-то из круглых столов так прямо и говорил «Не нужно бороться с инфляцией, нужно напечатать денег и пустить их на развитие). Но они же следом жалуются на то, что в России более высокие ставки по кредитам из-за высокой инфляции. Какая-то экономическая шизофрения.

Выступавший следом Гжегож Колодко из Польши (главный критик тамошней польской шоковой терапии) тоже акцентировал свою критику не вообще на капитализме, а именно на том, что он назвал «неолиберальной аномалией – такой аномалией, которая создана не для развития «честных капиталистов», а для финансовых спекулянтов».

Закончил Колодко своё выступление словами «Я согласен с тем, что альтернативы для рыночной экономики – нет, но есть альтернатива для неолиберализма и гос. капитализма». Что же касается России, то здесь – «плохие институты» отметил Колодко.

С тем, что рынку альтернативы нет попробовал было поспорить профессор Бузгалин, попросив слово для ответной реплики и сказав что «сегодня нет», ещё не значит, что завтра не будет. Затем Бузгалин начал критиковать концепцию «экономического человека». Причём, из его критики стало понятно, что понимает он её весьма карикатурно и упрощённо. И даже критика им идей Г.Бэккера (он не назвал его имя, но сказал о «некоторых нобелевских лауреатах» которые переносят эту концепция на внутрисемейные отношения) показала то ли зашоренность, то ли непонимание, то ли чудовищное упрощение им этих идей.

Затем слово дали вице-президенту РАН, академику А.Д. Никипелову «Самый правый среди левых» - пошутил в его адрес кто-то из участников панели. Сначала Некипелов говорил о кризисе экономической науки.

Затем ответил Бузгалину, что модель экономического человека позволяет многие явления объяснить, но не все. И в этом-то и заключается функция модели.

Затем Некипелов сказал, что «альтернативы рыночной экономике разумеется – нет. Но при выборе экономической стратегии нужно руководствоваться прагматичными соображениями, а не идеологией».

Следом слово взял Р.Гринберг и сказал: «Я тоже считаю, что альтернативы рынку нет, поскольку 70 лет советской власти показали, что лекарство от капитализма – хуже самого капитализма», но вместе с тем, он выступает за более справедливую социальную политику в рамках каптализма.

Затем слово снова дали Валлерстайну. Он подчеркнул, что в его концепции капитализм не тождественен рынку. Наоборот – развил он свою мысль – капитализм подавляет рынок, он использует государство с целью создать для себя, для крупных корпораций льготы и закрепить с помощью государства свою монополию.

Тут все снова посмотрели на Якунина, но он не растерялся, а важно закивал – мол согласен.

Затем Гринберг сказал, что для него такая концепция разделения капитализма и рынка «что-то новое». Н что кто-то из зрительного зала ехидно отметил «Конечно, ведь Броделя и Валлерстайна наши академики не читают».

Вторую панель «Будущее России: новая индустриализация или сырьевая модель?» открыл С.Глазьев.

Он говорил, о своих любимых «технологических укладах», затем говорил о важности развития нано- и биотехнологий. И о том, что в этих условиях объективно должна усилиться роль государства. Примерно тоже, кстати, в последнее время говорит А. Чубайс (применительно к сфере нанотехнологий) и это самое парадоксальное, что два человека, придерживающиеся – по другим пунктам – абсолютно полярных взглядов, говорили практически одно и то же. Я даже не знаю, для кого это больший минус. :-)

Ну а дальше Глазьева понесло куда-то в разговоры про государственное стимулирование и т.п.

Следом выступал банкир А.Лебедев, который сначала говорил про самолёты, а уж об экономике – потом.

«Почему российские авиа-перевозчики не покупают отечественные самолёты?» - задавал он вопрос.

И сам на него отвечал, - потому что экономически не выгодно эксплуатировать наши самолёты.

Необходимо создавать искусственные преференции отечественным компаниям, чтоб они покупали не западные экономичные, а наши неэкономичные самолёты – предложил Лебедев.

«Сумма на это потребуется – чепуховая, мизерная, всего-то 1 млрд. рублей в год, мы уже посчитали» - сказал Лебедев.

Затем Лебедев переключился на сельское хозяйство и пищевую промышленность. Сказал, что это важная отрасль, что её нужно развивать, и что «пока государство не уйдёт из собственности в сельском хозяйстве, тут никакого развития не будет».

Бюрократия тут представляет гораздо большую проблему, чем вступление в ВТО.

А закончил он своё выступление так: «Я не хотел об этом говорить, но скажу. Самое главное – нужно менять институты нашего общества – суды, полицию, правоохранительную систему».

Следом выступил Д.Стрежнев – ген. директор «Еврохима».

Привёл в пример небольшой город, в котором работает один из его заводов. Три градообразующих предприятия дают там 60 % городского бюджета, но сами предприятия не могут влиять на распределение этих денег. В городе прогнившая канализация, горячая вода есть 4 часа в сутки, нет дорог. Всё это потому, что сами жители и предприятия не контролируют как расходуются деньги. «Упаси нас бог от социального государства – говорит Стрежнев. – Я только что вернулся из Германии – там безработные получают в 1,5 раза больше, чем зарабатывает таксист. Нам такого иждивенчества не нужно. Нужно бороться с иждивенчеством, нужно просто давать людям создавать рабочие места. Если поощрять иждивенчество – это катастрофа».

Затем выступил зам министра экономического развития А.Н. Клепач.

Он сказал, что все разговоры про «деиндустриализацию» - не имеют под собой оснований. «У нас после кризиса 2009 г. машиностроение растёт по 10% в год, мы начали делать новые самолёты, правда пока не умеем их продавать. По сельскохозяйственному производству у нас положительная динамика – мы полностью обеспечиваем себя зерном и экспортируем зерно, а ведь до 1992 г. мы были самым крупным импортёром зерна в мире. У нас сегодня растёт животноводство и птицеводство с темпом от 8 до 11 % в год. Да, они субсидируются, но рост есть.

Цены на газ в России выше, чем во многих странах мира, но эти цены составляют 70 % от европейских; цены на электроэнергию сравнялись с США, но остаются на уровне 80 % от европейских.

В отличие от Европы мы в кризис увеличили расходы на социальную сферу и на зарплату бюджетникам.

При этом темп роста зарплат в России высок, в т.ч. и в бюджетном секторе.

«При этом – подчеркнул Клепач – производительность труда у нас в 3-6 раз ниже, чем за рубежом, включая такие страны, как Индия и Китай».

Многие выступающие затрагивали тему связи между экономическим ростом и ростом неравенства.

В частности, на одном из круглых столов («Экономический рост и макроэкономическая политика: опыт Китая, Южной Кореи, США») на вопрос заданный депутатом О.Г. Дмитриевой докладчик из Китая (проф. Н.Куан из Шанхайской академии социальных наук) сказал, что с экономическим ростом в Китае так же растёт неравенство.

Коэффициент Джинни там составляет 0,48, после чего докладчик хитро улыбнулся и добавил, что это по официальным данным, а по независимым исследованиям он равен 0,6, т.е. степень неравенства относительно высока (высоким этот коэффициент считается, если превышает 0,4, это соответствует высокому уровню неравенства).

Проф. А. Ду-Су из Южной Кореи так же подтвердил, что в Южной Корее с ростом экономики растёт неравенство.

Но вернёмся от круглых столов к основному пленарному заседанию.

Одним из самых интересных было выступление академика Юрия Сергеевича Пивоварова.

Он говорил о конституции. О том, что если власть за Западе – это насилие плюс конвенция (договор), то власть в России – это исторически -просто голое насилие. Все российские Конституции от «Конституции Сперанского» до Конституции 1993 г. выносят Президента за пределы схемы разделения властей, размещая его над схваткой. И в этом смысле нынешняя российская Конституция – она абсолютно национальна, она наследует всей отечественной традиции.

Легитимность власти исторически черпается из двух источников – религиозного и демократического. Религиозный источник себя исчерпал уже к концу 19-началу 20 века.

Остался – демократический, т.е. народ, избиратели как источник власти.

Но сегодня в России нет легитимной власти ни в средневековом (религиозном) смысле ни в современном – демократическом, поскольку всем очевидна нелегитимность выборов.

Одним из последних на этом заседании выступил писатель Сергей Шаргунов.

Говорил он примерно следующее. Сегодня многие упрекают людей в том, что они политически не активны, в том, что люди не интересуются политикой. Но люди не интересуются политикой потому, что понимают, что сегодня политики в России – нет.

Есть её имитация. Имитация как-бы оппозиционных партий, имитация парламента, имитация гражданского общества.

И эта имитация – самое страшное, потому что она растлевает людей морально и люди перестают верить, что от них что-то зависит, люди перестают верить оппозиционным лидерам, думая, что они – тоже имитация.

И в связи с этим, - продолжил Шаргунов – чем скорее мы избавимся от нынешней системы, тем быстрее мы начнём избавляться от этого гниения, от её растлевающего влияния.

«Есть колоссальное количество сомнений, в том, что будет потом, на обломках этой системы. Есть много рисков. Но чем дольше мы будем терпеть, тем тяжелее будут последствия».

Кстати, бросилось в глаза, что тезис о нелигитимности нынешней власти как юридически, так и морально был озвучен в той или иной степени практически всеми, участниками конференции – от левых до правых, от учёных до бизнесменов – от Игоря Юргенса и банкира А.Лебедева до академика Ю.С. Пивоварова и писателя С.Шаргунова.


P.S. Фото с форума. Слева - И.Валлерстайн


С Валлерстайном
Фотограф - Евгения Карнаухова

Tags: Научные мероприятия, Экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments