January 17th, 2020

Вышла биография Айн Рэнд в ЖЗЛ

     Вышла из печати и уже поступила в продажу биография Айн Рэнд, выпущенная издательством "Молодая гвардия"  в серии ЖЗЛ (предисловие и оглавление в PDF доступны на сайте издательства по ссылке). Книга написана Л.Никифоровой и М.Кизиловым. Они не новички в исследовании биографии Рэнд, в 2012 г.  в киевском журнале "Judaica Ukrainica" была опубликована их статья "Крымский период в жизни американской писательницы Айн Рэнд (Алисы Розенбаум)".
     Авторы книги  отмечают, что если на западе о Рэнд и её творчестве (не только литературном, но и философском) "написаны сотни монографий, тысячи статей", то в России книг о Рэнд пока немного, хотя "сложно найти другого автора российского происхождения, чьё имя столь же часто было на языке у обитателей Западного полушария" (с.304).
     В книге много место отведено Петроградскому периоду её биографии и периоду жизни в Евпатории (крымскому периоду). Под многими из публикуемых в книге документами стоит подпись: "Публикуется впервые".
     Авторы так резюмируют её биографию: "Если рассказать её удивительную жизнь "стоя на одной ноге", получится история еврейской Золушки, бежавшей из большевистского СССР, чтобы стать королевой американской интеллектуальной жизни, политики, культурологии, киноиндустрии и идеологии свободного предпринимательства" (с.312).


     В книге не так много места уделено философским взглядам Рэнд, объективизму или разбору её романов, это именно биографическая книга. Но написана книга интересно и наполнена множеством любопытных фактов не только из жизни Айн Рэнд, но и фактов, касающихся того, что происходило вокруг неё - например, описана жизнь в Евпатории (Крым) во время, когда местность эта шесть раз переходила то к белым, то к красным. или Петроград во время революции.
     Из воспоминаний окружающих авторами конструируется и человеческий портрет Рэнд, который, как мне кажется, авторам удался. Показано и сложное отношение между Рэнд и окружающими людьми (как в детстве, во время учёбы в гимназии, так и уже в пожилом возрасти, накануне ухода из жизни). Прослежено влияние на неё как литературное (например, Гюго), так и общефилософское (авторы утверждают, что Д.И.Писарев и Н.Г.Чернышевский оказали на неё влияние, что весьма вероятно, учитывая её концепцию разумного эгоизма и сильный акцент на рациональность).
     Сами авторы, при этом, предупреждают, что не являются ни поклонниками ни противниками взглядов Рэнд. Более, того, описывая отношение Рэнд к России, они пишут: "Здесь опять проявляется либерально-презрительное отношение Айн Рэнд к своей стране и её культурному наследию" (с.61) или "Как же эти слова и мысли юной писательницы напоминают высказывания современных российских либералов: абсолютно то же неприятие и даже отвращение к собственной стране и поиски политических идеалов на Западе" (с.62).
     И, дейсвительно отношение Рэнд к России она всегда формулировала в "Чаадаевской традиции", например, в интервью Филу Донахью она говорила, что покидала страну с чувством "полного отвращения ко всей стране, включая период царизма". Главной негативной чертой России она неоднократно называла иррационализм (для такой поклонницы разума, как Рэнд, иррационализм был самым главным ругательством). Так, она говорила "Я чувствовала, что это была настолько иррациональная, настолько испорченная и гнилая страна, что я не была удивлена, что у них появилась коммунистическая идеология, - и я чувствовала, что нужно оттуда выбраться и найти цивилизованный мир" (с. 63). То есть коммунистическая идеология, с которой Рэнд боролась всю жизнь, оказывается, для неё было чем-то, что логично вытекает из того мировоззрения, на котором базировалось здание царской России. И в этом её взгляды, как ни парадоксально, созвучны взглядам Н.А.Беодяева, который в "Истоках и смысле русского коммунизма" писал, что коммунизм был, "вывернутой на изнанку русской идеей", и только поэтому он в России победил.
     Впрочем, авторы пишут: "Айн Рэнд ненавидела царскую Россию и СССР, но время от времени готовила русские блюда, и (...) обожала ходить в русские рестораны Нью-Йорка" (с.310)
     Но в этом и парадокс, что не разделяя её политических взглядов, и, кажется, иногда, немного шарахаясь от её бескомпромиссности и радикальности, авторы, тем не менее, попадают под обаяние её неординарной личности. Даже там, где эта личность ведёт себя не очень-то нежно по отношению к окружаюшим (а Рэнд, как известно была резка и не щадила ни самолюбия своих собеседников, не говоря уже об оппонентах, ни их чувст, ни предрассудков, включая религиозные; в общем, как сказали бы сегодня, была максимально неполиткорректной).
     В книге вкратце описаны и истории создания её основных романов и публичная /лекционная деятельность и вся это многолетняя история с Натаниэлом Брендоном и история разрыва и исключения его из завещания и встреча с сестрой, приехавшей из СССР в 1972 году (сестра узнала Рэнд по фото в журнале "Америка" и написала в редакцию журнала), и как они порушались с сестрой из-за Солженицына, в обще много интересных фактов из её жизни, что делает книгу чрезвычайно увлекательным чтением. (время прочтения - два вечера)

     Кстати, в мае-июне этого года должна выйти другая книга о Рэнд другого автора - Анастасии Григоровской, но это будет не биографическая работа, а научная монография о её творчестве в которой, если я правильно понял текст анонса (опубликованного в фейсбуке на странице автора), будет много места уделено влиянию на Рэнд российской литературной и философской традиции; эта книга должна выйти в издательстве "Флинта: Наука".