?

Log in

No account? Create an account

f_husainov


f_husainov

Ф.И. Хусаинов


Перечитывая Ясина
f_husainov
     Сегодня, 7 мая исполняется 85 лет Евгению Григорьевичу Ясину.
     Я читал почти все его книги, начиная с работ 1970-х годов по статистике и теории информации и вплоть до самых свежих докладов для ежегодных апрельских конференций, но в связи с этой датой, решил вспомнить о двух его работах, которые мне сегодня представляются наиболее важными. Сначала я решил написать что-то вроде небольшого обзора (как то я обычно делаю у себя в блоге) книги – «Приживётся ли демократия в России», первое издание которой вышло ещё в 2004 году, а второе- существенно расширенное и дополненное – в 2012 году (о нём, об издании 2012 года и пойдёт речь).
     Но, тут я вспомнил, что у этой книги, у издания 2012 года была небольшая предшественница- брошюрка, выпущенная в 2011 году фондом «Либеральная миссия» под названием «Сценарии развития России на долгосрочную перспективу», значительная часть которой впоследствии вошла в заключительные 21-ю и 22-ю главы книги 2012 года, поэтому, можно рассматривать эти две работы как единое произведение.




Тихий голос разума

     Здесь нужно заметить, что, в отличие от большинства людей либеральных взглядов, Ясин не является радикальным оппозиционером, его взгляды вполне умеренны. Во всяком случае, его интервью и выступления за единичными исключениями производят именно такое впечатление. Он говорит мягко и спокойно, не конфликтно и без обличительного пафоса. Но, как честный учёный, зачастую говорит неудобные для власти вещи. Вообще, нужно помнить, что одна из функций любого учёного, а экономиста, в особенности, - говорить неудобные для власти вещи.
Ясин умеет произносить эти вещи таким спокойным, академическим тоном, что они не выглядят оппозиционными. Они выглядят как заключение врача на консилиуме: да, это неприятно, но это нужно выслушать. (Константин Сонин любит сравнивать медицину с экономикой, вот и мне это сравнение пригодилось).
     И обе упомянутые работы представляют собою пример эдаких врачебных записок по итогам консилиума. Только первая – больше по то, «что делать?», а вторая – и про «что делать?» и про «кто виноват?» и даже про то «а что об этом думали на протяжении предыдущих лет многие крупнейшие экономисты и иные социальные мыслители?»

Экономика под пятой бюрократии

     В «Сценариях развития России на долгосрочную перспективу», опубликованной в 2011 году, Ясин пишет: «Проблему повышения конкурентоспособности мог решить бизнес (…), Однако бюрократия взяла курс на подавление бизнеса как независимой общественной силы. В итоге снизилась естественная деловая активность, бизнес в целях уменьшения своих политических рисков сократил масштабы и горизонт инвестиций (…) В России с 2003 года давление на бизнес со стороны государства усилилось (…) Власть реально принадлежит бюрократии. Последняя установила режим близкий к авторитарному»[1].
     Сложившуюся ситуацию Евгений Григорьевич описывает следующим образом: «политическая стабилизация вылилась в установление режима, свернувшего уже возникшие демократические институты, поставившего институты и организации легитимного государственного насилия на службу сохранению своей власти, вызвавшего падение уровня естественной деловой активности и тем самым ограничившего потенциал роста экономики и благосостояния граждан. (…) Никаких иных особо притягательных свойств российская экономика не демонстрирует: незащищённость прав собственности, коррупция, чиновный произвол, правовой нигилизм – всё это сохраняется.»
     «На какой рост в этих условиях можно рассчитывать? Реалистичные показатели – 1-2% роста на предстоящие 40 лет» - говорит Ясин, описывая «инерционный» сценарий.[1]. Или может быть 3 % в год, если реализуется сценарий «модернизации снизу»[1].

Проблемы модернизации

     Есть ли шанс перейти от инерционного к модернизационному сценарию роста российской экономики?
     Да, и современная экономическая наука приблизительно знает эти рецепты. Евгений Григорьевич пишет: «я полагаю абсолютно необходимыми для реальной модернизации весьма радикальные институциональные преобразования, включая полноценную политическую демократизацию»[1]. Но при этом, он видит некоторые факторы, которые могут препятствовать модернизации: «необходимые институциональные изменения, порождают ощутимые политические риски и, стало быть, не очень приемлемы для правящей элиты (…) Модернизация связана с рисками, а в этой структуре рисков избегают все»[1].
     Затем Ясин предлагает пакет из пяти мер, которые могли бы обеспечить траекторию развития экономики, которую он называет «решительный рывок». Первая мера в его списке – «ликвидация персоналистского режима», вторая – «политическая конкуренция», за которыми следуют верховенство права, демократический контроль за исполнительной властью и децентрализация.
     В конце соответствующего параграфа работы, Ясин, словно немного извиняясь, поясняет, что он не требует чего-то невозможного или странного: «подчеркну, речь идёт о правах и свободах, гарантированных Конституцией и заблокированных нынешней правящей элитой».[1,2]
Кстати, в другой работе, написанной в соавторстве Н.В. Акиндиновой и В.А. Бессоновым, вновь подчёркивается мысль о том, почему стабильность является тормозом на пути экономического роста: «В том-то и дело, что консервативный сценарий позволяет с высокой надёжностью сохранять власть, тогда как сценарий реформаторский предполагает больший поток институциональных и структурных изменений, порождающих риски для удержания власти и связанных с ней привилегий»[3].
     С другой стороны, помимо скепсиса в отношении власти, он грустно обращает внимания и на другую проблему - конформизм общества и непопулярность демократических идей. «Почти 66% опрошенных по российской репрезентативной выборке – пишет он – отвергают либеральную демократию.(…) Высокая степень конформизма ведёт к неприятию норм и ценностей, доказавших в других странах свою способность содействовать креативному, инновационному развитию, модернизации общества на этой основе. (…) Ликвидация персоналистского режима и предупреждение его появления вновь, создание реальных условий для политической конкуренции вряд ли привлекут поддержку большинства избирателей. Скорее последние проголосуют за тех, кто обещает стабильность, величие державы и рост пенсий. Эти избиратели не видят беды в единоличной власти или в несменяемом правлении группы лиц, которым законы не писаны.»[1,2]
Из приведённых цитат видно, что Ясин трезво, без идеализации, оценивает сложившуюся в России политико-экономическую систему, но при этом где-то глубоко в глубине души остаётся оптимистом. Одновременно, чувствуется, что его теоретические взгляды испытали влияние работ Дарона Асемоглу (Аджемоглу) и Джеймса Робинсона, которые тоже задавались вопросом – почему иногда экономическая политика, которая была бы полезной для страны не проводится? И давали похожий ответ.

Сбывшийся прогноз

     Но самое интересное – это даже не сам по себе диагноз. Здесь любопытно, что в 2004 году Ясин сделал прогноз, который повторил в издании 2012 года и который мы теперь можем оценить.
В 2004 и в 2012 гг. он пишет, что «либо правящей элите придётся согласиться на более-менее нормальную либеральную демократию (…) либо наше отставание будет нарастать» [2]. Но при этом, если демократия будет оставаться декоративной, а модернизацию будут проводить исключительно «сверху», то Ясин прогнозирует следующую картину развития страны: «Административная реформа и реформа госслужбы формально будут проведены, (…) но эффекта, скорее всего они не дадут, прежде всего в силу отсутствия реального общественного контроля, поскольку свобода слова и политическая конкуренция отсутствуют. Ведь это означало бы наделение парламента реальными контрольными функциями, шаг к реальному разделению властей и, следовательно, к слому «вертикали власти». Логично ожидать крупных мер по борьбе с коррупцией, ряда шумных процессов, которые позволили бы оправдать антидемократические действия», но при этом «главные орудия авторитарной власти – спецслужбы и подконтрольные им органы МВД, прокуратуры, юстиции и правосудия – будут сохранять, а скорее даже усиливать свои позиции. Реформы в этой сфере будут формальными. (…) Судебная реформа, естественно, не приведёт к независимости судебной власти»[2].
     Затем, от прогнозов в сфере права и судов, Ясин переходит к прогнозу взаимоотношений государства и экономики.
     Он пишет: «Будет усиливаться контроль над бизнесом и увеличиваться прямое вмешательство государства в экономику посредством государственного предпринимательства».
     К ему это всё неизбежно должно привести? Ответ очевиден: «Поскольку таким образом бюрократия избавится от какого-либо контроля, кроме контроля начальства и спецслужб, свойственные ей неэффективность, пренебрежение к людям и коррупция будут нарастать».
И мы, наблюдая сегодня очередные скандальные высказываеия федеральных и местных чиновников (которые разносят социальные сети), видим, как этот прогноз сбывается практически построчно.
     Динамику госсектора Ясин прогнозирует следующим образом: госсектор (включая РЖД, Газпром, Транснефть) «является важнейшим рычагом в руках бюрократии» и поэтому «его сила только увеличится». При этом, понятно, что ни «локомотивом экономики» ни «двигателем модернизации» госсектор не станет.
     А что же бизнес? Может это более сознательный субъект, чем общество или государство? Нет, «бизнес так же, видимо, не будет очагом сопротивления бюрократии – пишет Ясин – он будет искать выход в сотрудничестве с бюрократией, в поиске привилегий и в связях с конкретными чиновниками. Стало быть, вероятнее всего укрепление бюрократической традиции и подавление активности бизнеса».
Поддержка власти населением, при этом, будет сохраняться, если сохранится позитивная динамика экономического роста. Однако, «шансов на подобную [позитивную-f_h] динамику будет становиться всё меньше». В итоге, мы получим сначала снижение темпов роста, а потом- стагнацию[2].
В итоге Ясин так описывает этот поворот от времени надежд на реформы к тому, что произошло: «В целом можно констатировать замену реформаторского, модернистского курса на в основном традиционалистский: величие державы, поддержка православной церкви, возрождение имперских амбиций в спорах с другими странами, в том числе из-за критики с их стороны антидемократической внутренней политики России»[2].
     С чем это связано? Почему всё должно произойти именно так? (И, как мы знаем сегодня, так и произошло).
Для объяснения причин Ясин приводит анонимную цитату кого-то из высших слоёв российской власти: стремление к послушности парламента мотивировалось необходимостью проводить реформы, но в итоге, послушность достигнута, а реформ так и нет.
Получается, что «отключив» механизмы демократического контроля за властью, отключились и какие-либо стимулы проводить реформы, нацеленные на модернизацию. И действительно – зачем что-то менять, если никто не наступает на пятки, не грозит выиграть выборы, не полощет в СМИ за каждую ошибку?
     И в этом, пожалуй, один из важных лейтмотивов книги. Трезво осознавая всё несовершенство демократических систем, рисков, связанных с популизмом (как левым, так и правым), тем не менее, оказывается, что свёртывание демократических институтов ради реформ, тот самый, популярный в 90-е «пиночетовский соблазн» приводит нас к полному возвращению назад. «По сути – пишет Ясин – воспроизводится советский вариант административной иерархии».

Будущее – не предопределено

     Можно ли что-то изменить? Могут ли у нас быть поводы для оптимизма?
     Ясин пишет, что главный вывод, который, он хотел , что бы сделали читатели из всех приведённых в книге «игровых моделей» и сценариев, это следующий вывод: «главная задача сегодня – покончить с традицией самодержавия»[2]. И ещё – «развивать способность к самоорганизации».
При этом, он отдаёт себе отчёт, что тем силам, которые могли бы повлиять на позитивное экономическое развитие страны (которое он описывает в сценарии под названием «решительный рывок»), в настоящее время, в сегодняшней ситуации «прийти к власти в результате выборов при нынешней системе их проведения практически невозможно». И более того, те перемены, которые нужны, «вряд ли возможно будет осуществить вполне легитимно». Вместе с тем, он надеется, что изменения будут проходить не в режиме революции, а путём «раскола элит» (кажется, это любимая идея Екатерины Шульман?), при котором внутри элиты должна сформироваться контрэлита, которая и инициирует преобразования, по аналогии с отменой крепостного права, которое было инициировано «изнутри» государственной машины.
     В любом случае, тот разлившийся сегодня в обществе пессимизм понятен, но не безальтернативен. Возможно, что мы – не обречены. Потому, что как было сказано в слогане к фильму «Терминатор» - «Будущее – не предопределено». А Ясин не случайно встречался в ВШЭ со Шварценеггером (и подарил ему футболку с логотипом «Вышки»).
     Я же говорю: Ясин – оптимист.


Литература
1. Ясин Е.Г. Сценарии развития России на долгосрочную перспективу – М.:. Фонд Либеральная миссия, 2011. – 48 с.
2. Ясин Е.Г. Приживётся ли демократия в России – 2-е изд.,расшир. и доп. – М.: Новое литературное обозрение, 2012. – 864 с.
3. Акиндинова Н.В., Бессонов В.А., Ясин Е.Г. Российская экономика: от трансформации к развитию. Доклад к XIX апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества – М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2018. – 55 с
.

P.S. А вот то самое фото с Терминатором (благодарю за фото Е.Березнер, пресс-секретаря Е.Г. Ясина, которая прочитав этот пост, нашла где-то это фото и прислала):


Интервью Е.Г. Ясина "М.К."
f_husainov
     В сегодняшнем "МК" интервью Е.Г. Ясина, приуроченное к его юбилею.
Несколько цитат:
     - ...мы живем в рыночной экономике, модель которой сформировалась в 1991–1992 годах. Да, в «нулевых» годах на эту модель наложилась иная — с усилением роли государства в целом и силовых структур в частности. Рыночные методы не подавлялись, но они и не развивались. Когда возникали какие-то проблемы, как правило, они решались не рыночными путями, а средствами государственного регулирования. На мой взгляд, очевидно, что особо прорывных результатов эти технологии не дают.
     - Егора Тимуровича уже 25 лет как нет во власти и 10 — на этом свете, а нам все твердят, что виноват Гайдар. Может быть, вместо этого стоит развивать рыночные методы управления экономикой, перестать запугивать бизнес, ограничить влияние силовиков на экономику, развивать конкуренцию и улучшать деловую среду? Глядишь, и экономические результаты появятся более значимые, чем есть у нас сегодня
(...)
А видите ли вы с высоты прошедших лет какие-то просчеты своего либерального круга, который был у власти в начале 90-х?
— Просчет в том, что либералы, которые имели какое-то отношение к власти, должны были остановить процесс движения от чисто рыночного развития в противоположную сторону. Сейчас власть находится в руках — ну, может быть, не противников реформ, но людей, которые к ним относятся весьма прохладно. Если отойти от экономики, то политический вектор должен был развиваться в направлении последующих более глубоких демократических преобразований. Мы этого не добились. Пошло смещение акцентов на силовые методы, рост государственного влияния в экономике, повышение роли чиновничества и опора на привычные им стандарты управления. И даже если говорить о сфере предпринимательства, то акцент делается на крупный бизнес, либо сугубо государственный, либо имеющий какие-то особые отношения с нашими ведущими чиновниками.
— Но сейчас заявлена такая масштабная штука, как нацпроекты. Мы в ближайшие годы увидим от них какую-нибудь отдачу?
— Честно говоря, я не верю в то, что это приведет к позитивным результатам. (...) методы, которыми пользуется наша «вертикаль власти», все те же, о которых я говорил выше — ориентация на государственную деятельность, на силовые способы управления и бюрократию. Такими методами заявленных в нацпроектах результатов не добиться. (...). Извините, если кого-то огорчил своим ответом.