f_husainov (f_husainov) wrote,
f_husainov
f_husainov

Category:

Г. Фадееву - 75. Юбилейная статья в Гудке

Вся жизнь – в дороге.
Геннадию Фадееву - 75 !




Статья Т.Петровой к юбилею бывшего министра путей сообщения и первого президента "РЖД" Г.М. Фадеева

Полный текст статьи - под катом.

Вся жизнь - в дороге. Геннадию Фадееву - 75 !
Гудок, 10.04.2012

     От стрелочника до министра прошёл путь Геннадий Матвеевич Фадеев
     Все эти годы он как драгоценную реликвию хранит карту железных дорог СССР. И, узнав, что на Дальнем Востоке опять скопилась сотня «брошенных» поездов, взглянув на карту, моделирует привычную задачу: как быстрее избавиться от «тромба» в стальных артериях.
     Один начальник станции рассказывал мне, что не может уснуть, пока не услышит стук вагонных колёс под окном своего дома. Так и Геннадий Фадеев – ему нужно чувствовать пульс железных дорог. Тогда и его собственный пульс бьётся нормально.
     На сети о нём рассказывают легенды. Одну из них мне поведал старый путеец.
     Геннадия Фадеева только назначили начальником Красноярской дороги. Сибирский край в то время бурно развивался: строились Саяно-Шушенская ГЭС, Ачинский нефтеперерабатывающий и Саянский алюминиевый заводы, набирал обороты КАТЭК. Но дорога не могла взять на свои плечи возрастающий поток грузов – путь был слабоват.
И Фадеев отправился в Москву к первому заместителю министра путей сообщения Борису Морозову. Разговор начал дипломатично: мол, хотел бы работу в новой должности начать с увеличения объёмов капремонта пути в пять раз. Октябрьская и Московская магистрали по тысяче километров в год обновляют, если выделите нам рельсы и шпалы – и мы дадим тысячу!
Тот посмотрел на него с нескрываемым удивлением:
– Да вы не сможете столько сделать, даже если материалами обеспечим!
А упрямый сибиряк своё гнёт:
– Сможем!
И тогда Морозов в шутку сказал:
– А давай поспорим – тысячу не сделаете!
Фадеев и поймал его на слове:
– Заключаем пари…
Потом вся сеть с интересом следила: кто же спор выиграет? И считала километры: сто… двести… пятьсот… Скоро стало ясно, что сибиряк верх берёт.
     С тех пор Борис Александрович с Геннадием Матвеевичем пари не заключал. Боялся ещё раз проспорить.
А Фадеева потом спрашивали: как же вы сумели освоить такие объёмы, которые до этого дороге и не снились? А там устроили настоящий штурм. Организовали путевые машинные станции и, продумав технологию пропуска поездов, бросили на ремонт все людские резервы. Вплоть до того, что конторы закрыли и отправили кого на звеносборку, кого – на укладку колеи. При этом всё жёстко контролировалось. Утром и вечером проводился разбор «полётов» и начальнику дороги докладывали, сколько сделано. Тех, кто ударно потрудился, потом отметили. Их и искать не надо было – на фоне бледных лиц они выделялись чернотой загара.
     В новом руководителе обнаружилось столько неукротимой энергии, что горы можно было свернуть. И сворачивали. «Расшили» ходы на юг и на восток – проложили вторые пути на участках Ачинск – Красная Сопка, Междуреченск – Абакан и Абакан – Тайшет. Дорога сразу по-другому «задышала» и заработала.
Творческий подход, инженерная смекалка всегда были любимым коньком Фадеева. Трудно поверить, но, ещё работая начальником Красноярского отделения дороги, он отправился с расчётами в Госплан СССР и доказал там, что для пропуска грузопотоков в Сибири нужен второй мост через Енисей и ещё одна мощная сортировочная станция Красноярск-Восточный. Настоял, чтобы проекты эти внесли в государственный план. Но это была лишь часть стратегии, остальную он реализовал, возглавив магистраль.
     Те, кто работал в то время вместе с Фадеевым, говорят, что он был невероятно требователен к себе и подчинённым, поэтому так много удалось сделать.
     Через пять лет он получит новое назначение – на Октябрьскую дорогу. И, уезжая, оставит в Сибири добрый след. К тому времени железнодорожников в краевом центре уже переселят из бараков в благоустроенные дома, будет заново построен больничный комплекс (до сих пор он считается лучшим в крае) и прекрасный стадион «Локомотив». Кстати, возводил он его на свой страх и риск – не было этого объекта в планах. А в то время за самовольство по головке не гладили. Но ведь делал это для людей. И они это оценили – теперь у входа висит памятная доска: «Стадион «Локомотив» построен под руководством начальника Красноярской железной дороги Геннадия Матвеевича Фадеева».
     Он не боялся рисковать. Но риск всегда был тщательно просчитанным. Как в шахматной партии – каждый ход. Причём в своём деле был он, пожалуй, гроссмейстером.
     Прилетев в Ленинград воскресным днём, Фадеев тут же отправился в управление дороги к диспетчерам, чтобы взглянуть на графики исполненного движения. Картина его озадачила: кривые на графиках чем-то напоминали кардиограмму больного человека. Глаз специалиста сразу отметил и «пробки» на станциях из-за отставленных вагонов, и выбившиеся из расписания поезда. Вот только никто не мог сказать: в чём же причина?
     С этого он и начал утром селекторное совещание:
– Хочу вместе с вами разобраться: почему дорога не «едет»? Например, почему стоит северный ход?
     Ему ответили, что станции забиты «больными» вагонами.
– И какие же у них неисправности? – поинтересовался новый начальник.
     В ответ – гнетущее молчание.
     И тут в голосе у Фадеева прорезались стальные нотки. Он приказал заместителям немедленно выехать на линию и дал им три дня, чтобы «расшить» северный ход.
     Через неделю дорога «поехала», а через месяц нагнала отставание по погрузке в полмиллиона тонн. И снова вопрос: как это удалось?
     Фадеев рискнул и пустил по дороге сдвоенные и даже строенные поезда. Мало кто верил, что слабый путь выдержит тяжеловесные составы, даже специалисты считали эту идею фантастической. Но расчёты показали: колея выдержит. И она выдержала!
     А потом серьёзно взялись за путь. Было восстановлено более 1,5 тыс. км вторых и третьих путей, снятых ещё во время Великой Отечественной войны для нужд фронта. Помимо этого, удлинялись пути на станциях, наращивались мощности сортировок. Конечно, за три года не решишь все проблемы, что копились десятилетиями. Но главный «узел» был развязан. После ухода Фадеева в МПС дорога стабильно работала.
     Мне рассказывали, как впервые в истории отрасли выбирали министра. Правда, вначале пришлось отстаивать МПС. Это было время, когда распался Союз и шёл демонтаж советской экономической системы. Союзные ведомства были ликвидированы. И только МПС продолжало работать без статуса. А топор над ним уже занесли – были готовы документы о ликвидации штаба отрасли. Вместо него планировалось создать скромный департамент в составе Минтранса России. Но карты спутали начальники железных дорог и народные депутаты, которые во главе с Геннадием Фадеевым отправились в правительство и сумели его убедить, что, оставшись без «головы», отрасль потеряет управляемость, а это негативно скажется на экономике.
     А когда получили «добро» на создание МПС России, выбрали министром Геннадия Фадеева. Почему именно его? Определили этот выбор его высочайший профессионализм и умение вести за собой людей. Он прошёл ведь огромную школу – от стрелочника до министра.
Позже «отец либеральных реформ» Егор Гайдар у него на юбилее полюбопытствует: «А как вам всё-таки удалось сохранить отрасль?» А тот ответит: «Вы не мешали мне это делать».
Кстати, тогда ведь и единое «пространство 1520» было на грани распада. И его удалось сохранить. Был создан Совет по железнодорожному транспорту стран – участниц СНГ и стран Балтии, который взял на себя координирующую роль в организации совместной работы железных дорог Содружества.
Безусловно, у нового министра была своя принципиальная позиция, и она состояла в том, что железные дороги должны быть государственными. Кто и как бы к этому сегодня ни относился, но когда человек остаётся верен своим принципам, это вызывает уважение. Страна тогда отчаянно нуждалась в деньгах, а МВФ, выделяя очередной кредит в $2 млрд, поставил условием немедленную приватизацию железных дорог. Фадеев резко выступил против этого на заседании правительства и ушёл в отставку.
Говорят, что дважды в одну реку не войдёшь. А он вошёл и в 2002 году вновь встал у руля отрасли. К тому времени в ней уже накопилась «усталость металла» – огромные долги, изношенность основных фондов из-за недофинансирования, зрело и недовольство трудовых коллективов из-за снижающегося уровня жизни. Железнодорожный транспорт стоял на пороге реформ, и откладывать их было уже нельзя. Фадеев был нужен, чтобы без бурь и потрясений провести корабль через рифы. И он это сделал...
     Сегодня Геннадию Матвеевичу Фадееву исполняется 75 лет. Из них более полувека отдал он отрасли. Если учесть, что вся история железных дорог России насчитывает 175 лет, то это – целая эпоха.

     Татьяна Петрова

Tags: История железных дорог, РЖД
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments