f_husainov


f_husainov

Ф.И. Хусаинов


Previous Entry Share Next Entry
"АнтиСталин", доклад Екатерины Шульман
f_husainov
     23 июня 2017 г. в Сахаровском центре проходило мероприятие под названием "АнтиСталин". Первая часть (научная) включала научные доклады, вторая часть (культурная) - различные выступления в различных жанрах различных деятелей культуры. Я пошёл туда, собственно, ради первой части. Там были интересные доклады И.Архиповой (из РАНХиГС) и Кирилла Рогова, но самым ярким выступлением был доклад политолога Екатерины Шульман. Назывался её доклад - «Навязанная любовь. Зачем госпропаганда рисует рейтинг Отцу народов.». После окончания доклада публика долго аполодировали, как в театре. Я хотел тогда написать что-то вроде мини-изложения основных тезисов, да всё не было времени. А теперь уже нет смысла писать пост, т.к. во-первых, есть видео на ютубе, а во-вторых, есть статья Е.Шульман "Навязанная любовь" на "InLiberty", написанная по мотивам этого доклада. Причём в статье есть таблички с результатами разных социологических опросов, которые на слайдах были плохо читаемы, а в статье их можно подробно изучить.
     Что мне показалось вамжным в докладе?
     Во-первых, в докладе убедительно показано, что нынешний тренд на восхваление Сталина - это сознательная государственная политика, а не отдельные "случаи на местах".  Шульман говорит: "В чем функция государственной пропаганды? Ее функция состоит в том, что она, выступая с иерархически верхних позиций, задает некую норму. Она рассказывает аудитории, что правильно, что нормально, что вообще можно. Она создает тот фон, на котором люди понимают, что ходить с плакатом с изображением Сталина как минимум безопасно, если вообще не похвально. (...) Что это нормально, что это не наказуемо, а возможно и поощряемо. (...) Мы с вами должны смотреть правде в глаза и осознать, что мы имеем дело с государственной пропагандой и с государственным навязыванием определенных представлений о нормальном, приемлемом, хорошем, славном, великом и выдающемся. Эти представления находят отклик, поскольку они высказываются от имени власти и поскольку они опираются на некие действительно существующие запросы".
     Помимо этого, Шульман объясняет механизм этой пропаганды: "В принципе, конформизм — это психологическая норма. Можно печалиться по этому поводу, но тем не менее это правда. Человеку свойственно примыкать к большинству. Человеку свойственно сверять свое мнение с мнением, как ему кажется, общепринятым. Еще раз повторю: может быть, это не самое благородное проявление нашей натуры, но это признак психического здоровья. Для своей безопасности, для успешной социализации мы, люди, мы, социальные существа, поступаем именно таким образом. (...) А федеральный телевизор воспринимается у нас не как источник информации, не как источник новостей, а как голос власти. Люди слушают его именно так".

     Во-вторых, она объясняет зачем власти это нужно. Это очень просто. Я немного упрощу её мысль и изложу своими словами (и, возможно, немного разовью; рецензия - это ведь не только пересказ, но пересказ с развитием, размышлением и додумыванием).
     Мысль следующая. Наш  политический режим  хочет, с одной стороны быть авторитарным ("концентрировать власть и ресурсы в своих руках"), оставаться у власти и быть несменяемым, но, при этом не является полноценной автократией, не располагает правящей идеологией и возможностью ее навязывания. В этих условиях перед режимом стоит нетривиальная задача: нужно как-то убедить ту, активную, образованную часть граждан, которая обычно выступает сторонником демократии и инициатором перемен в том, что в отсутствии демократии есть свои плюсы. Например, к власти не придут левые популисты. Что для этого нужно сделать? Правильно, нужно создать обществу, народу, населению, избирателям такой жуткий, дикий образ, что любой демократ в ужасе должен отшатнуться от такого общества и провозгласить правительство на этом фоне "единственным европейцем".
     Назовём это явление, "синдромом Гершензона" (по аналогии с "Стокгольмским синдромом"). (Если кто забыл, в знаменитом  сборнике "Вехи", описывая сложные взаимоотношения между обществом (интеллигенцией), властью и "народом",  Михаил Гершензон писал "Мы должны благословлять эту власть, которая своими штыками и тюрьмами защищает нас от ярости народной").
     Соответственно у нынешней власти всегда будет под рукой отличный аргумент: она вытаскивает из коробочки, специально приготовленных по случаю специально обученного мотоциклиста, истеричного, брызгающего слюной режиссёра, монархического депутата и пару просто невежественных, но громких деятелей политики и "культурки", предъявляет их публике и говорит: "Вот эти будут принимать все решения, если допустить демократические процедуры". И, разумеется, на фоне этих, даже нынешние вдруг начинают выглядеть относительно более цивилизованными.
     Таким образом, власть решает важнейшую задачу: именно тот слой общества, который обычно и является детонатором буржуазной революции (и требует, то - отмены монархии, то - Великой хартии вольностей, то - отмены хлебных законов) сам начинает этой революции бояться. Тем более, что собственный опыт октября 1917 года так не похож на, например, "Славную революцию" 1688 года или европейские революции 1848 года. В итоге, именно те, кто должен быть источником перемен, этих перемен и боятся.
     И, кстати, развивая мысль Е.Шульман в другом, противоположном направлении, можно заметить, что и для людей с "левыми" (или точнее - "лево-консервативными" в нашей отечественной шкале) ценностями власть придумала такую же, но зеркально противоположную ловушку. Она (власть) активно использует риторику, похожую одновременно на риторику Чавеса и Ленина, Пободоносцева и Сталина, графы Уварова и Эдуарда Лимонова (кстати, история про то, как Путин перехватил все лозунги Лимонова, сделав самого Лимонова не нужным, это отдельная интересная история). И, благодаря этой риторике, все поклонники что Сталина, что Победоносцева ощущают Путина - "своим". И надеются, что он  таки станет Сталиным и начнёт ходить в шинели и сапогах, закурит трубку и "Герцеговину Флор" и расстреляет Миллера, Сечина, Сердюкова и прочих. А пока - они не протестуют против Путина, ждут, что он "сосредотачивается".
     И именно таким способом нынешняя власть делает себя устойчивой.

Ниже - видеозапись того доклада, который вызвал написание этого поста и ещё некоторые попутные размышления.



     

?

Log in

No account? Create an account